Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë (airenyere) wrote,
Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë
airenyere

Как же верно сказано

Оригинал взят у wolfox в xviii


А заметила у Кэт Бильбо на ленте - спасибо!

так весною положено: птицы, ветра, заря, скачут бодро по небушку лошади-облака. вот шагает Гастон, и походка его легка, и лицом он пригож, и осанкой отменно прям. за плечом у Гастона - ружье, старый верный ствол, на плечах у Гастона - рассветный линялый плащ, он шагает к границе - и вера его светла, нету в мире мудрее, счастливей, честней него. император, веди нашу Францию за собой! император, держись, наша Франция за тобой! если где-то есть Бог, то, наверное, с нами Бог, он глядит с одобрением сверху на каждый бой. и весна, одуванчики тянутся - только дунь, тычут мягким пушком в ладони - сорви, возьми, мол.
кто идет на войну - тот несет за спиной беду.
лишь беду - ничего помимо.

у Бабетты телега с припасами, старый конь, у Бабетты любовь - как отмерено по весне. на холмы поутру наступает туман - как снег, а уходит - все снова прозрачно и далеко. у Бабетты цветастые юбки, глаза - огонь, сколько в них погорело и скольким еще гореть! пальцы тонкие, кудри пока что не в серебре, к горизонту виднеются склоны тяжелых гор. эти горы Бабеттиной юбкой поди, укрой! там, в чужой-то стране, столько, верно, прекрасных мест...
тот, кто кормит войну - тот накормит ее собой,
и она их, конечно, съест.

одеялом лоскутным раскинута ширь полей,
это то, чему нас всех учили, да с детских лет:
не давай обещаний, коль знаешь, что не сдержать,
не готов отбиваться ножом - не носи ножа,
без нужды не лги, зла не держи в груди,
не ходи на чужую страну с войной,
не ходи.
даже тот, кто считает, что он прекрасен и крут,
станет пищей. его сожрут.

ах, волшебная Австрия, Пруссия, Польша, ах!
май, чудесное время, светло, птичий звон в ушах.
где-то Лейпциг маячит вдали, бородинский дым,
но еще не настала расплата за все труды.

...он идет на войну, как и все. его имя - Пьер.
не дойдя до границы какой-нибудь пары лье,
что-то молча обдумав, сощурив на мир глаза,
поворачивает назад.
под конец всего,
когда ангелы, звезды падучие, саранча,
солнце, мягкое, будто оплавленная свеча,
(но скорее всего - просто свет. громкий, словно гимн.)
ему это зачтется - сильнее, чем всем другим,
там, где белые звери глядят на свою луну,
есть особенный рай: тем, кто к черту послал войну,
там трава по дорогам, там клевер, лопух и сныть,
там другие: защитники странной, чужой страны,
где такие смешные обычаи и слова...
те, кого он когда-то решился не убивать.

Tags: История, Моё не-моё
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments