Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë (airenyere) wrote,
Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë
airenyere

Чудеса пропаганды

Прочитала вот наконец про язык Третьего рейха: Виктор Клемперер. LTI (Lingua Tertii Imperii).

Инфо о книге перепостила от Кэт Бильбо и все собиралась прочитать, да руки не доходили.

Ну что ж - оно того стоило. Очень точные наблюдения и за языком, и за людьми.

[Несколько слов про книгу]

Две мысли всего, с которыми мне трудно согласиться. Первая - это евреи как главные страдальцы. Автор вот пишет: "я уже не считаю антисемитизм национал-социалистов, скажем, частным случаем их всеобщего расового учения, напротив, я убежден в том, что всеобщую расовую доктрину они только позаимствовали и развили, чтобы надолго и научно обосновать антисемитизм". То есть вроде как другие жертвы - это так: "лес рубят - щепки летят". Понятно, что для евреев гитлеровская Германия была жуткой трагедией, но представители других народов и рас пострадали не меньше.

Вторая мысль - это что нацизм развился из немецкого романтизма. Клемперер утверждает: "Я располагал и располагаю вполне определенными сведениями о теснейшей связи между нацизмом и немецким романтизмом; я считаю, что нацизм не мог не вырасти из немецкого романтизма <...> Ибо все, что определяет сущность нацизма, уже содержится, как в зародыше, в романтизме: развенчание разума, сведение человека к животному, прославление идеи власти, преклонение перед хищником, белокурой бестией…" Вот как угодно, но меня он не убедил. С такими доказательствами нацизм можно привязать к какому угодно направлению в искусстве, надо взять просто другие черты.

А в остальном книга - гениальна. Со своей стороны, очень рекомендую. Наблюдения над языком и выводы из них - захватывающи. И действительно пугает, как на уровне языка можно легко людьми манипулировать. Язык фактически делает всю работу за манипуляторов. Все, наверно, помнят Оруэлла с его "речекряком". Так тут это все в реальности и очень ярко, до ужаса.



Ну и, конечно, захотелось поделиться и своими наблюдениями в этой области. Тем более, что имела счастье наблюдать и российскую, и западную прессу.

Интересно, пропагандисты вообще пропаганду другой стороны читают? Просто до того они одинаковые, когда пишут на определенные темы. Вот взять два словосочетания: "право нации на самоопределение" и "целостность суверенного государства". Я однажды в виде опыта заменила мысленно географические названия - так вот статья в какой-нибудь российской газете и в западной газете - практически идентичны, только акценты расставлены как кому выгодно. То есть если хотят отделения, то право нации на самоопределение - это святое. Ну а если наоборот, то целостность суверенного государства, конечно, неприкосновенна.

[Дальнейшие наблюдения]

Слово "демократия" освящает все: демократическое государство, демократическая пресса. Вот в западных СМИ США - это демократия - и все. Неважно, что Гуантанамо, неважно, что полиция - царь и бог, неважно, что врали про оружие массового уничтожения в Ираке или Аль-Каиду финансировали через афганские власти. Демократия и все тут, значит хорошие и всегда правы. А вот Россия - не демократия. И этим тоже все сказано и обсуждать детали и расхождения не хотят. Ярлык повесили и пусть себе висит. Я помню меня очень повеселило обсуждение какого-то очередного международного политического скандала. Так вот проамериканский журналист в своей статье высказался в том роде, что, хотя Россия вроде бы и не при чем и нет никаких свидетельств или доказательств вины, но Россия все равно виновата, потому что Россия не может быть не виновата. Железная логика.

Когда были теракты в московском метро, меня коробило от статей, в которых говорилось исключительно о сепаратистах, бойцах или борцах, вроде как "борцах за свободу". При этом совершившие теракты в США или другой стране именовались само собой террористами. Но язык журналистов волшебным образом менялся, стоило им посетить Москву, проехаться в метро и осознать, что террористам без разницы, кто там в место едет.

Клемперер упоминает немецкую книгу для чтения, "в которой сентиментальные истории прославляют по-отечески доброго Адольфа Гитлера за его любовь к животным и детям". Ну нисколько приемы не изменились. Про Ленина все-таки вспоминать не буду - слишком уж древнее. А вот как из выбора подходящей собаки для семейства Обамы чуть ли не национальный проект развели со всеобщим голосование. Или раздача кремлевских щенков. Не изменились приемы.

В Германии язык изменяли на службу нацизму, а в Финляндии, да и во всей Европе, настолько боятся обвинений в нацизме, что, по-моему, уже перешли на ту сторону, где ущемляют права собственных граждан в пользу определенных групп. То есть, наступив на грабли нацизма и сильно ударив себя по лбу, европейцы потеряли способность к рассуждению, срочно побежали в другую сторону и, похоже, наступили на вилы. Потому что освещение в СМИ всех вопросов, касающихся выходцев из Африки, Азии и Ближнего Востока, а также фундаментального ислама, превратилось в фарс.

В Финляндии мантра о том, что "моникультуризм - это богатство" уже воспринимается как шутка черного юмора. СМИ затаскали ее настолько, применительно к не-европейцам, что она уже вызывает обратную реакцию, как использование нацистской пропагандой слов о героизме или освобождении Гитлером Европы. Когда становится известно об очередном преступлении, вроде изнасилования или другого насилия, осуществленном представителем определенной племенной культуры, народ в комментариях сразу же начинает стебаться на тему того, как опять "культуру обогатили".

А известно становится, несмотря на активное замалчивание. Замечательный пример - освещение преступлений в СМИ. Всенепременно расскажут, если преступник - этнический финн, русский, эстонец и т.п. А вот если выходец из Африки, то молчок. Народ уже научился определять - если ничего нет про национальность преступника, значит либо сомалиец, либо сириец-ливанец-пакистанец и т.п.

Неделю назад Iltalehti опубликовала совершенно замечательную статью с чудесным подзаголовком: "Министр по социальным вопросам собирается выяснить, как можно прекратить выплату социальных пособий финнам, воюющим в террористических организациях".

Комментирующий народ резонно заметил, что финны в террористических организациях не воюют, а воюют так называемые беженцы, которые прибыли в Финляндию якобы "искать убежища", но, встав на социальное довольство, они отправляются на родину немного повоевать. При этом финская социалка продолжает платить им пособия и пенсии. Ну чем не финансирование терроризма? И вот газета сваливает все на финнов, что вроде как все финны тут виноваты, из их числа идут воевать в террористические организации. И это финская газета!

Еще забавней обстоит дело с иммигрантами: их дифференцировать нельзя, поэтому статистику можно передергивать, как угодно. Начать с того, что беженцы, привезенные в страну, и те иммигранты, кто приехал сам жить и работать – случаи кардинально разные. Одних привозят на готовое с мыслью, что им должны все устроить и обеспечить, другие приезжают сами, неся всю ответственность за свой приезд и свою жизнь. Первых интеграция в общество не интересует от слова совсем, поскольку им и так все оплатят, для вторых интеграция – условие выживания, им-то в отличие от первых надо работать, чтобы прожить. И вот всех валят о одну кучу, говоря об «иммигрантах». Очень хороший прием запудрить обывателю мозги.

Например, среди тех же сомалийцев сидят на социалке процентов 80 (статистика есть, но публикуют ее неохотно), а из тех, кто трудоустраиваются, многие обычно всякими советниками по защите прав сомалийцев - то есть опять же - как получить больше денег с социалки. А среди китайцев, вьетнамцев или там таиландцев безработицы практически нет, все работают. Современные русские или эстонцы тоже трудоустраиваются. Но когда всех сваливают в одну кучу под словом «иммигрант» (а если кто-то начинает говорить о конкретной группе, то он расист), о разнице в интеграции говорить невозможно, дискуссия убивается на корню.

Со статистикой преступлений та же история. В Финляндии, наверно, никто и не вспомнит, когда какой-нибудь выходец из Таиланда, например, совершал здесь преступление, если вообще когда-либо совершал. Но преступления, совершенные представителями определенной группы, в статистике радостно спишут на всех иммигрантов или на коренное население, ежели просителю убежища довелось обзавестись видом на жительство, а то и гражданством.

На самом деле это захватывающе - следить, как определенный язык создает определенный образ мыслей. Даже если хочется сказать что-то другое, все равно скажешь так, как запрограммировано в языке. А потому что по-другому не получится - средств (слов, оборотов, значений) нет. Либо приходится выбиваться из сложившейся структуры и тогда можно огрести разные обвинения в неправильном мышлении.

Вот последние беспорядки на греческом острове Кос освещают, рассказывая, что беженцы протестуют против нечеловеческих условий. То есть это местные жители и Европа виноваты, что не создали условий для пришельцев. А если задуматься на минуту, то вообще-то пришельцы сами заплатили перевозчикам, занимающимся контрабандой людьми, прибыли на остров незаконно, а теперь громят дома местных жителей - ага, в знак протеста, что им не обеспечили условий. Вот мне интересно, если бы русский проник незаконно в Финляндию, а потом начал крушить витрины магазинов или окна домов в знак протеста, что ему не обеспечили еду, жилье и все блага, то как бы на это отреагировали? Думаю, вызвали бы полицию. И газеты написали бы про хулиганство и варварство русских. А вот если африканец, сириец, ливанец - то можно. И газеты напишут про протест и борьбу за права.

Я вот думала, зачем такая пропаганда (да и политика тоже) нужна? Ну бред же. Додумалась до двух причин. Первая – на помощь беженцам выделяются деньги в международном масштабе: все эти центры приема, интеграции и т.п. – большой бизнес, на котором хорошо зарабатывают. Иначе зачем бы тащить кого-то из Африки в Европу, если на те деньги, которые нужны на устройство одного в Европе, можно замечательно помочь десятку в их родной стране. И ладно бы еще интеграция была легкой из-за сходной культуры и мировоззрения, так нет же.

И вот в этом столкновении культур – мне кажется, другая причина. С помощью таких привозных раздражителей легче отвлекать внимание собственных граждан от защиты своих прав. Как действовал инженер Гарин на своей шахте, когда специально смешивал и немного стравливал разные народности, чтобы рабочие могли выпустить пар и направить свою злость не на владельца шахты. Просто, как только всплывает очередная новость, что какие-то политики, владельцы фирм или банков распределили бонусы, повысили себе зарплату, украли или растратили что-нибудь, а граждан призвали потуже затянуть пояса, в СМИ появляется какой-нибудь материал о привозных иммигрантах со всеми сахарными выражениями из серии «обогащения культуры». Народ от этого начинает тошнить и все переключаются на критику иммигрантов. Просто и эффективно.

Вернусь-ка я, пожалуй, к языку. Еще одна чудесная вещь - тоже из США - преувеличение и лоббирование. Для тамошних маркетологов такая страна как Финляндия - это сказка, поскольку финны в большинстве своем честные и говорят, как оно есть: даже иногда приуменьшат для верности. А американцы наоборот - золотых гор наобещают и еще какому-нибудь влиятельному лоббисту приплатят, чтобы их интересы пропихивал.

И вот столкнулись две ментальности в захватывающей истории про Гуггенхайм, Макдональдс от искусства. Я этой картиной маслом и сыром любуюсь уже больше года и не устаю поражаться чуду пропаганды. Американцам пришло в голову, что неплохо бы подсобрать денег, открыв в Хельсинки филиал Гуггенхайма. Условия были, что финское государство полностью финансирует строительство и весь проект, а после этого ежегодно платит по франчайзингу, независимо от реальных доходов. Сумма ежегодных выплат считалась на миллионы. В Финляндии столько не зарабатывает ни один музей.

И финские власти были готовы проект одобрить. Пропаганда велась по двум направлениям. Постоянно упоминалось, что Хельсинки через Гуггенхайм превратится практически в Нью-Йорк (О, это волшебное слово "Нью-Йорк") и станет "мировой культурной столицей". А еще лоббистом выбрали потомка художника Галлен-Каллелы, который по калевальским сюжетам рисовал. Хорошо выбрали, Галлен-Каллела для финнов - это святое. И неважно, что тут всего лишь потомок. Когда я говорила друзьям, что погодите - увидите, как потомку дадут вкусненькую должность в фонде Гуггенхайма, они мне не верили.

В итоге против Гуггенхайма сыграли две вещи: накрылся медным тазом филиал в Берлине (немцы решили закрыть как нерентабельный) и американцы поторопились - дали вкусненькую должность потомку Галлен-Каллелы слишком быстро, отчего он утратил львиную долю доверия. Народ выбрался на баррикады и завопил: "Не хотим Гуггенхайм, на свои музеи, да и на жизнь не хватает".

Гуггенхаймовцы поняли, что сразу так не выгорит, но не отчаялись, а сменили тактику. В прессе объявили, что меняют схему финансирования: теперь она не государственная, а частная. А то, что эти частные фирмы/фонды получают гранты от государства на культурные проекты, обывателю знать не обязательно. Вопрос о ежегодных выплатах вообще пока замяли. И чует мое сердце, протащат они таки Гуггенхайм потихоньку, если ничего драматичного опять не произойдет.

Такие вот наблюдения. Захватывающая вещь - пропаганда.

Tags: Литература, Подумать о жизни, СМИ, Язык
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments