Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë (airenyere) wrote,
Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë
airenyere

Categories:

РИ "Форменос. Первая кровь."

Про РИ "Форменос. Первая кровь." Сильная очень игра, очень глючная, очень много чувств и мыслей.

Я как обычно пишу вперемешку игроцкие и персонажные благодарности и мысли, не разделяя, кажется, не умею по-другому.

Я безмерно благодарен за игру. Мастера и игротехники - невероятные герои. Спасибо вам!

Вообще все игры Гэлли по Арде, в которых я участвовал, это очень сильно, глючно, иногда очень больно, но при этом всегда очень хорошо, волшебно, правильно, красиво и эпично в лучшем смысле этого слова. Больше всего я люблю такое сочетание эпоса, трагедии и надежды.
Мастерам, как и игрокам, нужно очень много смелости, чтобы не сливать конфликты, не делать мир более простым или снисходительным, чем он есть, не обесценивать всеобщей дружбомагией и всепрощением, не упрощать. Вы это умеете и делаете. Спасибо вам. За мир, в котором не только черное и белое, за смелость, за сотворчество, за сложных Валар, за стремление действительно воплотить сознание, которое думает о гармонии всего мира, а не о личных желаниях.
Спасибо вам за то, что выдерживали всеобщий Непокой и жуткий прессинг во время суда в течение тех двух часов и что выдержали и настроение, и эпику, несмотря ни на что.

Гэлли, счастье мое, спасибо тебе за эту игру, за это чудо, за глюки, за чувства, за мир, за настоящее. Ты правда умеешь творить миры, я всегда это говорю. Спасибо за тебя-Мелькора, которому так легко верить и которого так легко любить, которого хочется слушать и у которого хочется учиться. И спасибо за Врага после. Спасибо за жесть и стеклище. Спасибо за нашу короткую прогулку по лесу, за магию над обрывом. Спасибо тебе за тебя.
Спасибо за непримиримого Диора (да, я считаю, что невозможно вот так вот просто взять и простить убийство собственных жены и детей) и за Манвэ - который про справедливость и гармонию, но не про милосердие и всепрощение в человеческом смысле слова. Спасибо за этот долгий взгляд глаза в глаза во время суда. Спасибо за то, что принял риск, слушая пожелания игроков и оживляя этот мир.

Гакхан - спасибо за Учителя. За непоколебимое спокойствие и сохрание этого духа и настроения Валинора - чтобы не творили дети вокруг. За готовность объяснять и за уважение, за веру в то, что дети могут понять. Спасибо за таких разных и одновременно одинаково "стихийных" Намо и Ирмо. У меня было чувство, что я говорю с Судом, с Судьбой, с Предвиденьем и Снами... не с таким же эльда, как я сам, а с силами, которые видят неизмеримо больше меня, и понимают этот мир больше и по-другому, с силами, которые творили этот мир и заботятся о нем, обо всем мире.

Marina Nott - спасибо за всю огромную работу над игрой. И спасибо за Феанаро, который был лидером и главой не только по игре, но и по жизни. Первый раз в моей игровой истории так. Очень много уважения и восхищения.

Юхи - спасибо тебе за самую лучшую Нерданэль в моей игровой истории. С тобой можно было говорить, обниматься и плакать. Очень сильно, очень много любви, тепла и света, очень настоящее, очень больно было расставаться, а от встречи в Мандосе было ощущение возвращения домой. И спасибо тебе как сомастеру и моменты совместного ахч)

Спасибо игротехнической команде. Вы были великолепны, огнищенские! И сколько же персонажей вы воплотили... если бы сам не видел, то сказал бы, что невозможно. Эонвэ в конце безмерное уважение. Элронд и Элрос такие милые. Ниенна, Вайрэ, майя Мелькора, духи Хелкараксэ, все "олени" и паук... Лучи любви всем вам!

Еще очень много благодарностей за еду, заботу и уют по жизни всем причастным.

А по игре у меня была безумно прекрасная любящая семья, ради которой я был готов на все. И частью этой семьи были не только родители и братья, а и кузены, и все, кто жили с нами.

На картинках:

1) Мелькор в гостях.









2) Клятва.



3) Флейта над обрывом.



4) Перед игрой с Мелькором и Финдекано.



Просто в прикиде)



Наш Мелькор. Ну вот как такого не любить?.. Нереально же))





И с Ниенной.



Кроме счастья моего, Гэлли, особое спасибо Манэльке, костюм его работы, и он идеален. А венец от Векши и тоже идеален.

Дальше еще благодарности и воспоминания о разных моментах игры... это то, как я увидел игроков и персонажей, образы, яркие моменты и картинки, впечатления...
С кем-то получилось играть больше, с кем-то меньше. Как всегда. Всегда кажется, что можно было бы еще.

Я начал играть еще до игры. Когда пек шарлотки. Под чутким руководством нашего Мелькора. Готовил на большую семью и светился от счастья, когда потом говорили, что вкусно получилось.

Самое основное мое воспоминание и чувство с игры: "Майтимо, проследи, чтобы все вернулись живыми и с полным комплектом конечностей" и "да, можете пойти, если с вами Майтимо пойдет". Я это слышал очень много раз. И очень много раз ходил за ворота - не столько приключаться, сколько следить, чтобы все вернулись, живыми и в целости.

Когда лазили в пещеру с самоцветами, во мне прям взыграло детско-азартное "я тоже хочу" и одновременно ответственное "а вдруг там опасно?", но победило в итоге "пусть лезут младшие, но все-таки не Амбаруссат - они еще слишком мелкие - а те, кто постарше, пусть приключаются, а мне надо следить, чтобы всех вытащить вовремя и вылечить, если надо". Так что следил, чтобы все желающие полазили и вернулись. И это было прям правильно)

А вот в пещеру к паукам лез уже сам в первую очередь, ну потому что старший.

Яркое, пронзительное и эмоциональное - как в Мандосе мы все стоим вокруг Нерданэль, вернувшиеся домой. И как кладем руки на руки. Это очень похоже на то, как мы соединяли мечи, когда произносили Клятву. Но в одном - ярость и огонь, а в другом - любовь и тепло.

А потом, когда я говорю amil, что не знаю, как теперь с Клятвой и надеюсь, что с ней покончено навсегда, Нерданэль тыкает носом в стену, предлагая идти вперед. Это как путь Клятвы - вечный тупик и биться лбом об стену.
"Что ты все время с мечом? Как будто жить без него больше не можешь... И доспех сними. Легче дышать? Легче же так." Я люблю тебя, amil.

Мы стоим над обрывом с Мелькором. А до этого идем по лесу и говорим об Эндорэ и тех землях, о свободе. Над обрывом сильный ветер треплет волосы. Капли дождя на лице. Или морские брызги. Деревья качаются и видно море. "Я хочу пойти с тобой в Эндорэ. Но я не могу бросить семью сейчас. И не хочу выбирать. Не могу. Еще есть время. Может быть, мы пойдем все. Я хочу пойти, когда смогу." "Ты уже выбрал."

Финвэ, Векша - спокойный, светлый, надежный, доверяющий миру и бесконечно любяший свою семью.
Финвэ рассказывает про Эндорэ и показывает с Феанаро - как фехтовать. Финвэ рассказывает про пушествие с Аулэ в недра гор и то, как стихии чувствуют мир.
Финвэ говорит с Мелькором так, как привык говорить со Стихиями, почти как с равными, с теми, кого понимает лучше, чем понимают другие эльдар.
Я говорю, почти кричу: "Мы не можем никуда уйти, нам надо похоронить Короля!" Мы не привыкли хоронить, никто не думал об этом. Мы знаем об этом только из рассказов.
Финвэ защищал наш дом до последнего.

Макалаурэ, Тас - брат, который понимал и любил, без оправданий, без правоты, такого, как есть. Который был рядом до самого конца. Брат, который чувствовал мир, как музыку.
В Мандосе Макалаурэ говорит, что не стал бы удерживать от шага в огненную пропасть и похода на суд, а что вместо этого спел бы. Самый высокий уровень доверия. Брат, который придет и за Грань. Не разрушать, а петь, возвращать гармонию.

Тьелкормо, Хэсс - яркий, быстрый, бесшабашный, обнимаюший Хуана, дурачащийся и споряший с Курво, говорящий с волками. Умеющий любить, забывая себя и все вокруг.
Морьо и Курво лезут в пещеру вместе, связанные одной веревкой, вправляют друг другу вывихи. Кажется, что если бы могли, то полезли бы все втроем с Тьелко. Но Тьелко потом лезет с Нэрвен.
Братья идут по лесу, собирая лекарственные цветы - такие красивые, яркие и счастливые.
Тьелко ведет всех вместе со мной к логову паука и рассказывает, как лучше действовать. Так же, как до этого учил остальных охотиться.
Тьелко, плачущий у мамы на плече, когда она отмывает его руки от крови.

Морифинвэ, Анхэ - самый мрачный из нашей троицы. И самый молчаливый. Самый прямой. Судящий себя без иллюзий. Очень верный.
Когда Морьо говорит, что останется на страже, я спокоен. Через его стражу не пройдет никто. В чем-то он похож на Феанаро даже больше Куруфинвэ.
"Командуй же, Майтимо".

Куруфинвэ, Риц - брат, про которого я думаю, что он прошел бы весь путь долга и Клятвы так же, как прошел его я, а, может быть, и страшнее. Слишком похож на отца. Огонь и сталь. Долг и мастерство.
Куруфинвэ можно всегда найти в кузне, а если его там нет, то значит, что он на пути туда или только что вышел.
Наш неразделимый триумвират 3К - один за всех и все за одного. Идущие за отцом куда угодно.

Амбаруссат, Катрин и Рэйну - они дополняют реплики друг друга или говорят хором. И всегда вместе. Друг с другом и часто со мной. Те, кто почти всегда рядом. Такие хорошие, добрые, открытые, такие юные и любознательные. Теплые объятия, когда прижимаются с двух сторон. И такие честные и невинные глаза, даже если что-то натворили. Невозможно не испытывать нежность. И я готов идти обследовать пещеру или еще что-нибудь, чтобы порадовать самых младших новым приключением. Наш "союз рыжих".
А во Льдах и когда идем сражаться с пауками, Амбаруссат взрослее и нет уже детских шалостей.
Как же быстро они взрослеют...

Финдекано, Гидеон - друг, который никогда не предаст. Друг, который всегда рядом - за стеной и в походе во Льды. И в Мандосе тоже. Еще один, кроме брата, кто понимает и принимает без оправданий.
Феанаро показывает созданный палантир. И почти сразу же я вижу сон про казнь на скале и горы. Я делюсь сном только с Финдекано, а другим говорю, что видел горы. И меня тянет к палантиру - посмотреть, есть ли эти горы на самом деле. Они есть.

Тьелрэ, Ангел - любознательный безгранично, живой и открытый, готовый залезть куда угодно и попробовать что угодно. Только Тьелпэ может прийти в голову мысль применить меч, чтобы зарисовать на песке узор приснившейся диадемы.
Я объясняю Тьелпэ, как держать меч, как разогревать руку, про защиту и удар, мы думаем о том, как защититься от тех или иных тварей, а потом к нам присоединяется Финвэ.

Ромариэ, Лорэлэндэ - огненная, сильная, эмоциональная, яркая.
Ромариэ ловит Нильдо по осанвэ/палантиру и мы можем увидеть друг друга даже на расстоянии.
Мы фехтуем с Ромариэ - эта дева, как движушийся огонь. "В штанах, пожалуй, было бы удобнее".
В Мандосе Ромариэ сожалеет о том, что, как ей кажется, предала нас. "Нет, Ромариэ, это не так, следовать велениям совести - не предательство. И мы все еще твоя семья."

Эленлин, Фэй - добрая и светлая, которая не верит в абсолютное зло и исцеляет, и поет даже в Ангамандо, отдавая себя до конца тем, кому может помочь. Поет так, что эти песни не может не слушать даже Враг.
Эленлин хочется защитить от всего, от боли прошлого и от любого зла.
И так радостно смотреть на них с Тьелпэ.

Ильветинкэ, Нинквэ - флейта над обрывом, музыка ветра, нотные записи тэнгваром и рассказы в Мандосе про Гондолин, воплощенный в Эндорэ Тирион.
Тяжелый путь. И счастье узнать, что был не только плен и смерть в плену, а еще и белый город в кольце гор.

Айрэ, Лютик - наш целитель, у которого всегда есть с собой нужное снадобье.
Айрэ дежурит у пещеры, спуская туда на веревке все, что нужно.
Айрэ отпаивает нас горячим после Льдов.
Айрэ дает мне зерна, помогающие различить морок и реальность.
Айрэ всегда готов помочь.

Тинвендэ, Эридэль - как и Куруфинвэ, Тинвендэ проще всего найти в кузнице. И даже за обеденным столом она способна ударить по столу так, что невольно радуешься, что сейчас нет молота в ее руке.
Тинвендэ встает за своего мужа на суде и готова драться за него хоть с Валар, если понадобится.

Мирэнис, Кайнис - красивая, как свет Лаурелин.
Я ищу Тэльво, а потом нахожу их с Мирэнис - гуляли, так что ни времени не помнили, ни криков не слышали.
А когда мы идем во Льды, Мирэнис подходит и просит, чтобы я присмотрел за Тэльво, она волнуется. Как же я счастлив за брата.

Нильдо, Хильд - Нильдо с нами даже на расстоянии. Через осанвэ и письма. Всегда с нами.

Нэрвэн, Эловирис - очень красивая и почти моментально разоблачающаяся из своего дивного платья до штанов, когда надо лезть в пещеру. Дева, которая никакому воину не уступит ни в смелости, ни в упрямстве.
Про то, что Нэрвэн пыталась уговорить Ольвэ отдать корабли, я узнал только после игры, но какой же это классный момент.

Ириссэ, Райна - дева, про которую я вечно слышу что-то в духе: "что там еще Ириссэ сотворила/отмочила?"

Айканаро, Хэлли - пламя и есть пламя. А еще упорство. В пещерах я вижу, что Айканаро надо дать попробовать и что этот точно дойдет до конца, будь хоть что у него на пути.
И против Мелькора с ножом выйдет.

Артафиндэ, Кель - сдерживает и гармонизирует брата. Готов уладить любую ссору. Очень честен с собой и другими, знает свои слабости и силу. И готов пожертвовать собой ради других, не задумываясь.

Еще про Форменос. Первая кровь...



Хочу все же свести в одно мысли про "высылку за Грань" из разговоров в чате, мне это важно, хоть я и повторюсь.
И, прежде всего, я прошу прощения у всех, кому это решение сделало больно. И больше всего у мастеров, которых это коснулось. Это ни в коем случае не вина мастеров и не произвол Валар. Я хотел и просил этого решения у мастеров как игрок.
Но Арду мы все видим по-своему и я действительно очень боялся, когда хотел отыграть это все вот так, что это может быть сложно понять и увидеть так, как я вижу - больше всего боялся, что испортит игру или сделает плохо мастерам и соигрокам. Прошу прощения, если для кого-то это так.
Я обычно не жалею о сделанном, но в игре мне важен выход вверх и ужасно жаль, если вот в этом моменте увиделся выход вниз.
Это часть моей личной квенты и часть моей истории. Я много об этом думал и у меня есть причины видеть именно так. Моя логика может быть ущербна и с ней можно не соглашаться. Но по-другому я как Майтимо не вижу будущего для своей души, не вижу, как после всего можно снова стать частью общей гармонии.
Для меня "за Гранью" - это не безнадежность и не путь вниз, наоборот. Для меня этот момент - очень большая часть веры в справедливость мира, свободу и надежду на то, что можно вернуться из хаоса к гармонии по своему желанию и готовности, это вера в ответственность, выбор, свободу воли и бессмертие души.
А еще это вера в то, что так можно для всех, в том числе и для Мелькора. Хаос не обязательно должен быть разрушительным.
Я вижу законы Арды как справедливость, основанную на гармонии, в соответствии с которой был создан мир. Представление о гармоничном благе мира, всего в целом. Валар - не только и не столько судьи в человеческом понимании, сколько проводники этих законов мира. Они стихии, море или ветер не судят. И это тупик - не доверять миру и считать, что мир не прав, только потому, что он не работает так, как хочешь именно ты.
В моем случае приговором "за Грань" мир не отверг, мир дал возможность выйти за его пределы, побыть наедине с собой и найти в себе гармонию. Вернуться в хаос, если угодно, побыть наедине со своим сознанием и выстроить там себя заново из осколков, чтобы мог опять быть частью гармонии. Потому что то, что есть на момент окончания игры и после самоубийства/прихода на суд - оно поломанное совсем и деструктивное. Весь путь - раз за разом нарушение законов мира и его гармонии при полном осознании этих законов. Была власть сделать что-то по-другому, но использовал власть для исполнения Клятвы и для того, чтобы защитить свою семью. При этом уничтожая чужие семьи. Это страшно. В моей голове это даже хуже того, что делал Враг. Потому что Враг воевал с врагами, а я вел своих, чтобы убивать своих же. Я безумно любил своих и готов был для них на что угодно. При этом моя любовь вела к тому, что в итоге чьих-то маленьких детей отвели умирать в зимний лес. К тому, что погибли очень многие. В первый вечер я лежал на полу и слушал про все смерти. Это казалось бесконечным.
И нет, все хорошие дела не дают права так поступать - вести своих убивать своих же. Раз за разом. Понимая законы мира и все равно продолжая. Вообще не дают, никак, и не оправдывают, никак. Потому что так - это против всех законов вообще.
И да, я считаю, что есть ответственность командира. Это не значит, что она снимает ответственность со всех остальных. Каждый отвечает за себя и свой выбор. Но командир отвечает за то, куда он вел своих и как использовал свою власть. Я не следовал приказам, я сам приказывал. И в походе в лагерь Эонвэ Макалаурэ пытался отговорить меня, понимая в тот момент то, чего я просто не хотел видеть.
Шаг в огненную пропасть - не был жестом отчаяния, это был просто путь на суд Валар после того, как разобрались с Клятвой, потому что младшие не должны отвечать одни, без своего командира. Если бы младших там не было, я бы туда и не пошел бы.
Все умные примирительные мысли - это мои мысли сейчас. А на момент суда я так не думал и озвучить это не мог по игре. И в этом и трагедия, что на момент суда я сознательно разрушителен для мира, для себя и для близких. И самое правильное, что мир и его стихии могут сделать - не дать мне продолжать. Освободить от этого порочного круга, освободить от мира.
Все-таки имеет значение количество повторений одних и тех же деяний. Кто-то в какой-то момент остановился, кого-то остановила смерть и мы не знаем, что бы он делал дальше - нельзя судить за несделанное. Я повторял все то же самое раз за разом. И повторял бы дальше, если бы это не прекратили.
И еще один момент - после игры мы говорили о том, что Валар милосердны. При этом мы все знаем, что Валар отправили за Грань своего брата. Из этого следует, что они все-таки не настолько милосердны, а еще "за Гранью" это не в тюрьму отправить и не казнить в человеческом смысле слова, а нечто большее и более глубокое в этике мира. В моем видении - разделить хаос и гармонию до тех пор, пока из разрушения не родится что-то новое. Это не наказание в обычном смысле слова, это часть переустройства мира и возможность возрождения и поиска гармонии. И возвращения, когда буду готов.
У меня была игра, на которой мы с братьями в Седьмую эпоху разбивали Камни и отдавали свои жизни, чтобы спасти людей. Вот как-то так я вижу весь путь - чтобы прийти от войны с миром к его защите.

В разговорах у меня получилось, кажется, осознать и сформулировать еще один момент - почему мне был важен такой приговор как игроку. Это мой способ подчеркнуть на игре тяжесть совершенного, показать, что по всем законам мировой справедливости это очень страшное преступление - вести воевать своих против своих. Просто в рамках игры приговор о том, чтобы долго спать или просто побыть в Мандосе, в моем случае это вроде как обесценивание чужих страданий - типа ну мы убивали, не раскаиваемся, потусим в Мандосе, потом выйдем, продолжим в том же духе. И я не придумал другого, достаточно сильного способа подчеркнуть, что нет, нельзя так, что с таким подходом нельзя быть в этом мире.

По большому счету на тот момент мы все там думаем гордыней и это и проблема, и конфликт с миром, и трагедия. А те, кто гордыней не думают, получили в ответ милосердие. Ведь было бы достаточно того, чтобы Феанаро сказал "да забирайте вы свой свет, я разобью Камни а вы оставьте в покое моих близких" (Нерданэль, кстати, это понимает), но нет, вместо этого будет "если вы с нами так, то вы сами не достойны света". Никто из нас на тот момент по-другому не может, потому что это бы требовало подумать и измениться, отказаться от своего "я-я-я" и "наше право". А ведь по сути вопрос же не только в том, чтобы нам получить прощение или простить себя, а в очень сильной мере в том, чтобы и самим простить мир и научиться заново доверять ему, его Стихиям, научиться отдавать, а не только присваивать. И это не "суд и произвол Валар", а мир просто так устроен - что либо ты доверяешь ему и живешь как часть его, либо вечно тянешь одеяло на себя и будешь разрушать.

И еще картинки...















#tyalie #lindenyarna #orenyaquete #formenos
Tags: #formenos, #lindenyarna, #orenyaquete, #tyalie, Гэлли-mel'oro, РИ, Сильмариллион, Толкинистика, Химринг в голове, Эльфы - мой мир, Я так вижу
Subscribe

  • Карты Химринга и окрестностей

    Я упоролся и на сюжет Гэлли отрисовал окрестности Химринга и систему крепостей. Расположение, количество, названия ниоткуда не из канона, а из…

  • Июльский кот

    Июльский кот к сказке Гэлли "Двенадцать кошек". "Кот июльский всеми цветами от огненно-рыжего до густого орехового отливает, не то кот, не то…

  • В подвалах Ангамандо - глава 1

    Лучший подарок - разделенные глюки. Гэлли подарил мне рассказ по нашим стеклищенским словескам и теперь я буду приносить из него главы с рисунками.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments