Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë (airenyere) wrote,
Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë
airenyere

Categories:

Вескон

Не присутствую в этом году на Весконе, но радуюсь, что звучат стихи и песни. Особенно было приятно услышать новый венок стихов. Надеюсь, что в будущем году тоже буду снова петь и читать стихи. А пока слушаю глючных друзей.

Новый венок стихов в соавторстве - на стихотворение Moremaiwe.

Грезятся травы сквозь стены и сумерки. Ты будешь жить
В светлом лесу, где весенние листья под солнцем
У родника в заповедной прохладной глуши
В доме с высокими окнами в небо - когда все вернется.

С тем, кого любишь, и с кем расставание смерть,
Вместе навеки, и тот, кто судьбе бросил вызов,
Тоже вернется с рассветом, вложив в ножны меч.
Воздух недвижный предчувствием ветра пронизан.
(Suulen)

Воздух недвижный предчувствием ветра пронизан…
Тени ветвей чутко дремлют на тайной тропе,
Дольше, чем вечность, час перед рассветом. В траве
Росных седых паутинок сплетаются нити,

Сеть светлых чар безмятежный покой сторожит:
Больше не будет печали, потерь, расставаний.
Легким туманом тревожные сны в яви тают,
Солнца побег в недрах неба трепещет, растет и дрожит.
(Альтавиэль)

Солнца побег в недрах неба трепещет, растет и дрожит.
"Ты будешь жить". Приговор или только три слова?
Или три камня на чаше весов. Под ногами лежит
Карта в венце облаков, что меняется снова и снова.

"Ты будешь жить". Это дар. Это небо прольется дождем,
Ветер утихнет, туманом над миром повиснет,
Эхо ответит на голос, умолкнет, судьба подождет -
Горы приветствуют чудо рассвета и жизни.
(Airenyere Maitienaro Ruscafinne)

Горы приветствуют чудо рассвета и жизни,
Голос ликующей песней взлетает в туманную высь.
Света и свежего ветра глоток - как призыв: отзовись!
Солнечный блик на воде или стали - как возглас: откликнись!

Так начинаешься ты, и мгновенья полета легки,
Так начинается день, чтоб над миром продлиться:
Вот - легкоперою птицей встревожит дыхание листья,
Вот - быстроногим оленем блик света коснется руки...
(Firnwen)

...Вот быстроногим оленем блик света коснется руки,
Кроны берёзы щебечут чуть слышно под ветром.
Дымкой зелёной окутанный мир не молчит, но застыл,
Золото солнца сверкает с колосьев пшеницы.

Сидя у светлых озер на границе полей и лесов,
Вспомнишь о том, что забыл, снова важным то станет.
Беды, тревоги и страхи отступят; и лишнее всё
Рыбой на дно ледяного источника канет...
(Коори)

Рыбой на дно ледяного источника канет,
Легким движеньем встревожив застывшую тень,
Всплеск и круги разойдутся по темной воде,
Сон о тебе в череде прочих воспоминаний.

Омуты памяти холодны и глубоки,
Прошлое рядом, незримо стоит за спиной,
Но не вернуться. И стоит коснуться рукой -
В небо, как радуги искры или брызги, уйдут мотыльки.
(Альтавиэль)

В небо, как радуги искры иль брызги, уйдут мотыльки.
Верно ли ветру служил, улетишь ли за ветром к рассвету
Или останешься ждать до скончания знойного лета
Знака, касания, жеста знакомой руки?

Путь в одиночестве прост, безмятежен, спокоен.
Но отдыхая в траве,
Открывая во сне
Дверь в былое случайно,
Сможет почувствовать вновь у виска засыпающий воин
Стебель цветка, потревоженный легким дыханьем.
(Narwen Fion)

Стебель цветка, потревоженный легким дыханьем...
...Древко вонзившейся в землю стрелы. Оперения дрожь.
Он безоружен, он дремлет в телеге, он ранен.
Тысячей стрел ледяных с неба рушится дождь.

Тайной тропой обошли или ждали в засаде? Что толку
думать сейчас, когда лекарь берётся за меч.
Встать. Только стоя. Держаться. Ведь это недолго...
После сумеешь для вечного отдыха лечь...

Встал! и застыл, изумленный, в полуденном свете.
Явь или грёза, мечта или сумрачный бред?
...В тёплом сиянии дрогнет задетая ветка,
Снова замрет. Видишь, это не сон, не виденье, не смерть.
(Ауренга)

Снова замрет - видишь, это не сон, не виденье, не смерть -
Водная гладь, не храня, кто ее потревожил.
Ветер сомнет мимоходом зеркальное ложе,
Призрачной рябью раскинет сигнальную сеть.

Голос далекий, едва долетающий дым,
Шорох меча, наконец возвращенного в ножны -
Все, что случается в мире, и все, что возможно,
Ведомо ветру и видимо в капле воды.

Вот за труды твои дар, за победы награда.
Горький прибой пусть уже не покатится вспять -
В час предрассветный проснешься и станешь читать:
В книге воды тайна листьев, молчание взгляда...
(Firnwen)

В книге воды тайна листьев, молчание взгляда,
Знаки немого ветра - знаки старой страницы-крыла.
Кто их читал, кто помнит, кому забытое надо
(видеть и понимать)

Выловить из потоков прозрачных и выпутать из узла

Воспоминаний прибоя, да смолки янтарной.
Заново записать, рассказать слепому, немому спеть,
мертвому... От тайн загорится кустарник,
(имя твое огонь)

Книги деревьев вспыхнут, взлетят и песню поймают в сеть

Горького-горького дыма. Помни, пока ты дышишь,
Так уж и быть - но потом все отдай, пеплом, искрой во мгле.
Книга огня - ты сам, твои знаки все дальше, выше
(вот рисунок горит:

Рябь от полета стрелы, вереск, крепость-венец на холме).
(Tiringolwe)

Рябь от полета стрелы, вереск, крепость-венец на холме -
Это осколки разбитого зеркала воспоминаний.
Чудится в сумерках, будто бы серые камни
Темно-зеленым подернулись, вызов бросая войне.

Там, где под звездами грезят останки былых городов,
Там, где туман, и уже никого из живых не осталось,
Бабочкой яркой рассветной из яви полуночных снов
Вылетит новая сказка, вернется забытая радость.

Так отпусти эту полночь, чтоб падал на воду сухой лепесток.
Будем стоять до рассвета под ливнем ее звездопада.
Пусть отступают в забвенье холодные дни, их уносит поток
В бурую мглу... И рассвета гонец где-то рядом.
(Suulen)

Рябь от полета стрелы, вереск, крепость-венец на холме,
Родиной ставшая нам, тем, кто пришел в эти земли
Домом, где хочется жить.

В сердце оставила след - смейся, не бойся, дерись,
Словно качели в саду - в небо взлетаю без страха,
И навсегда - не один.

Песней рассвет на двоих, солнца лучи из-за гор,
Взгляды, улыбки тепло, знание, что примут и вспомнят.
Сколько бы лет ни прошло.

Лодка на глади реки, тихий ночной разговор,
Старую боль унесут, ветром морским разноцветным,
Легкость отваги вернув.

Скажут - надежда ушла, небо замкнули на ключ.
Снова меняется мир - значит, опять мы на страже
Крепость, что в наших сердцах.

Песня, сплетение рук, друга слова в темноте,
Вспыхнут осенним костром - радостно встретиться взглядом!
Пусть застилает порой небо нам бурая мгла
Но рассвета гонец где-то рядом.
(Хильд)

Бурая мгла... Но рассвета гонец где-то рядом.
Чей-то товарищ уходит с военным отрядом,
Где-то ребенок о чем-то заплачет во сне.

Пусть пламенеющим заревом парус взлетает
Пусть никогда юный странник беды не узнает
Там, на пути через лед по дороге к весне.

Поиск утраченных смыслов. Холодные руны,
Лед на камнях, ледяное касание рук.
Ядом в крови одиночество ночью безлунной,
Горечь потери, разлуки, разомкнутый круг –

Все это в прошлом. Курган затянулся травою.
Что же теперь? Вновь загадку судьба загадает.
Где же сокровище? Только ответ теперь будет другим.

Снова в дорогу за тайной, за новой судьбою.
Путь никогда не кончается. И проступает
След на камнях вопреки ожиданью сквозь пепел и дым
(Suulen)

Так на камнях вопреки ожиданью сквозь пепел и дым
Росчерком трав, изумрудно-серебряной вязью
Пишется повесть иная. В ней радость не вянет,
Хрупким цветком, снег растопит, пробьется сквозь льды

Пламенем нового дня над уснувшей землёй.
Лучше, чем сон, флейты голоса ярче и чище
Новые строки пробудятся в шелесте листьев.
Чайки над тихой водой невесомый полет...

Лёгкая птица - мой вздох у виска твоего.
Песни разлуки для тех, кто забыл песни лета.
В сумерках жизни и мха (обернешься - и вот)
Звёзды земли всходят и драгоценнее нет их.
(Moremaiwe)

Звёзды земли всходят, и драгоценнее нет их:
Белым опалом повсюду рассыпавшись, будто во сне,
Кружевом белым цветы укрывают колючие ветви –
Каплями света во мрачном овраге, росой в темноте.

Хруст под ногой не разгонит густой тишины,
Вольному ветру, что дует над полем, сюда не пробиться.
Здесь, на границе миров, в нить сплетаются сны.
Здесь, средь засохших деревьев, теряются в памяти лица.

Сеть паутины средь лиственниц голых клубится, как дым.
Время течёт здесь иначе. Отсюда вернёшься, конечно –
Но, заплутав, отличишь друг от друга мгновенье и вечность?..
Ты будешь жить, но сегодня оставь эти земли другим.
(Коори)

Ты будешь жить, но сегодня оставь эти земли другим.
Пух тополиный касанием трав не отметит.
Радужный блик, что коснулся волны на рассвете,
Звонким и быстрым ручьем не вольётся в полуденный гимн

Солнца и птиц. С наступления ночи, до новой зари
Тени и грёзы навеки оставят свой временный дом.
Без печали подснежник-звезда над туманом горит,
И поет свою песню река. Ей покажутся сном

Хризантемы огня, белоснежные молнии битв.
Эхо прежних штормов среди трав затеряется где-то.
Доверяешь теперь этот берег, что смог полюбить,
Соколу, волку в лесах и соленому ветру.
(Moremaiwe)

Соколу, волку в лесах и соленому ветру
Можно довериться, если остался один.
Лунные сны о былом ослабеют с рассветом.
Пользуйся этим, рви цепи, не жди, уходи.

Прошлое - сон, оставляй его без сожалений,
Старые призраки мертвого города - лишь миражи.
Снег занесёт погост,
Белым укроет кровь.
И, размывая яд,
Пробиваясь сквозь тени,
Грезятся травы сквозь стены и сумерки. Ты будешь жить.
(Narwen Fion)



#lindenyarna #orenyaquete #Vescon2021 #Вескон2021 #Встречи_Вескона
Tags: #lindenyarna, #orenyaquete, #vescon2021, #Вескон2021, #Встречи_Вескона, Вескон, Квенья, Мастерская, Мой стихобред, Песни, Сны наяву, Тварьчество моё, Творения друзей, Эльфы - мой мир, Я так вижу, Язык
Subscribe

  • (no subject)

    Разговоры в стихах с antarienka. Мне кажется, что теперь это ощущение - что можно внезапно потерять свой мир, останется надолго. Не хочу…

  • Наш Север

    Наш Север – белый. Снегом припорошенные, инеем меченные каменные гряды и скальные отроги. Снежное поле под поздним и тусклым зимним рассветом.…

  • Призрачные огни

    Я финский тормоз и со всеми медицинскими квестами был еще тормознее, чем обычно, но все-таки хочу написать развернутые благодарности за игру…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments