Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë (airenyere) wrote,
Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë
airenyere

Categories:

Клятва

Иногда для текстов приходит время, когда думаешь "а почему бы и нет". Текст был написан примерно тогда же, когда сделаны рисунок и видео, но текст я так и не выкладывал никуда, а сейчас "почему бы и нет".



Клятва

Вырванные страницы я чувствовал сильнее и ярче, чем обычные воспоминания. Невозможно было ни скрыть, ни исправить, ни утаить, ни изменить что-либо. И не было сейчас больше ничего, никаких других картин и воспоминаний. На время я стал сразу всем - живым и неживым... не было неживого: каждым из эльдар, частью невидимого сейчас во тьме города внизу под горой, небом и травой, звездной пылью, опустившейся тьмой и огнем вспыхивающих во тьме факелов, ощущал сознание всего сущего, казалось, что даже сознание стихий, хотя я не мог бы сказать с уверенностью, потому что здесь начинался предел моего знания. Это было единство и множество бесконечного количества фрагментов, похожих и противоречивых, в вечной борьбе и в вечном союзе. И снова казалось, что я видел и понимал намного больше, чем способен был осознать и чему способен был дать имена или выразить в словах. Я не переживал прошлого заново, я как будто просматривал сохраненные в памяти картины, возвращая их к жизни.

И был миг владычества Тьмы и ужаса, когда рушился привычный светлый мир, потому что не было больше света. Смерть вместо света и красоты, засохшие изломанные ветви вместо цветов... ломаются, крошатся под руками... прах, тлен и пепел. Кажется, что под моими руками тоже. Боль и тихий неумолчный плач земли. И боль неба дождем как ответ на земное страдание. Даже звезд во тьме не видно. И смятение в умах и сердцах звездного народа. Я ощущал это смятение как свое, вместе со своим. Тьма и тишина. Даже ветра не слышно. А потом тихий плач дождя. И запах влажной земли и травы. И надежда на то, что ничто живое не может умереть совсем.

Мы с братьями держались вместе, рядом с отцом. Нужно было что-то делать, но непонятно было - что делать и что произошло. А потом пришло знание - слово Валар о том, что Мелькор убил Деревья. Трудно было поверить - ведь и он был Вала, один из них. Непостижимым казалось - зачем Вала разрушать жизнь и красоту. Я пытался понять, но объяснений не было. Было только сознание непоправимого, что не изменить теперь, не вернуть и не исправить, невосполнимой потери - даже не смерть Деревьев, но смерть, которая пришла на место творения. И я думал о том, как случилось, что творец может стать убийцей...

Постепенно тьма и туман на горе рассеялись, только все еще лежали над городом внизу. В небе стали видны звезды. И Валар говорили с отцом о Камнях. Требовали разрушить Сильмарилли, чтобы жили Деревья. Казалось, что все они обезумели. Мелькор убил Деревья, а теперь его братья хотели продолжать - как будто не было другого пути, кроме уничтожения. И снова мне казалось непостижимым - как мир успел измениться, почему теперь ради чей-то жизни нужна была чья-то смерть. Едва прозвучали первые же слова, в которых не было сомнений, что творения должны быть разрушены - мне стало понятно, что не бывать тому. Я видел это так ясно... но Валар не видели или не хотели видеть. Слишком плохо Стихии умели читать в сердцах нолдор, народа Мастеров. Слишком далекими были голоса и слишком повелительными речи. А отец был ближе всех к Валар как по силе, так и в своих творениях. И безумием казалось, что Творцы и Мастера не способны понять равного им Творца и Мастера. Убить творение - все равно что душу убить.

Я видел, как залегла складка между бровей и с какой мукой давались ему слова. Я не знал, понимал ли это хоть кто-нибудь еще, кроме нас... Казалось, что остальные видели лишь гордого нолдо, мастера, поставившего свои творения выше творений Валар. Но отец смирил свой нрав и говорил со Стихиями:

- Cénai canuvalden racë Silmarilli, fea ninya nauva racina ar nauvan minya ye qualina san.

(Если заставите меня разрушить Сильмарилли, вмести с ними будет разбита и душа моя и буду я первым, убитым так.)

И почему-то сжалось сердце от этих слов. Не должны были в благословенном краю звучать слова о смерти, будь то смерть творения или творца. И странно, неясно прозвучали в ответ слова Намо: "Minya vályë." (Не первым). И у меня в сознании молнией вспыхнула безумная мысль - вопрос на грани реальности: значат ли эти слова, что кто-то уже убивал свои творения в этой земле...

Мысль забылась, канула в пустоту, когда прибыли гонцы из дома с вестью, что Король Нолдор убит и Сильмарилли украдены Мелькором. И тогда прозвучало в устах отца имя Moriñgotho - Черный Враг. И не было сомнений: что бы ни решили и ни сделали Валар, теперь это наша битва. Не нужно было больше слов, каждый из нас и так знал, куда теперь лежит наш путь. Отец и не говорил больше ничего, только потемнело лицо от скорби и еще ярче пылали глаза, словно горевшему в нем огню было тесно в теле эльда.

Не одни мы горевали об убитом короле. Но для нас он был не только королем. "Cena i eleni hellessë ar ailinessë. Ilyë coirëa ar vanya. Ar polit quetë ten." (Посмотри на звезды на небе и в озере. Каждая из них - живая и прекрасная. И ты можешь разговаривать с ними.) А теперь тот, кто когда-то рассказывал мне о звездах, был убит. И тогда уже я обещал себе в своих мыслях, что Моринготто будет навеки моим врагом. Врагом, который принес смерть и скорбь моей семье и моей земле.

- А ты не хочешь знать, что стало причиной этой смерти и скорби? - голос майя в моем сознании словно отголосок моих собственных мыслей.

- Разве это что-то изменит? Если даже силы и мудрости Вала хватило лишь на то, чтобы принести смерть? Вы участвовали в творении этого мира и вы все еще часть творения. Ты говоришь, что я несу войну, но кто научил нас войне? Нолдор хорошо перенимают мастерство и мы можем превзойти своих наставников.

- Смотри, как бы твои слова не оказались пророческими.

- Смотри, как бы воплощенные вами война, боль и смерть не решили бы и вашу судьбу.

И переворачивается следующая страница с обугленными огнем факелов краями. Целые реки огня с холма текут по улицам города, башни и стены которого больше не белые из-за темного тумана и алых сполохов. Нолдор пришли выслушать своего короля. Воздух кажется тяжелым от запаха дыма и очертания неверными среди теней и тумана.

Отец среди моря пламени, сам - ожившее пламя. Я думаю о том, что он может то, чего не могут даже Валар - зажигать души и вести за собой. Он говорит о покинутой земле, ждущей возвращения своих детей, о том, что земля эта была оставлена на милость Врагу и что, если Валар способны лишь прятаться за благословенными стенами, не пристало такое нолдор, не пристало звездному народу.

- Endórë hora me. Entuluvalwë ar maruvalwë tanomë, ranya lië, léra.

(Эндорэ ждет нас. Вернемся и сделаем ее своим домом, домом свободного народа.)

И я вижу, что слова эти отзываются во многих душах. То ли память о доме, то ли желание странствий...

Он говорит о том, что нолдор не боятся ни странствий, ни битв, ни лишений, ни испытаний. Обещает войну с Моринготто, ярость и ненависть. И это созвучно тому, что я и сам уже обещал себе. Но я вижу и то, что не всем нравятся эти слова. Нет, в сердцах нет страха, но горько покидать любимый мир, когда впереди неизвестность. Горько менять мир на войну. Горько оставлять любимых. Мне тоже горько. Но жажда действия сильнее. Мы и правда слишком долго подчинялись Валар.
Нолдор спорят, решая свою судьбу. Кажется, что никогда в этом городе не звучало столько речей. Шум слов - как шум моря и ветра над морем. И мне видится, что каждое слово сейчас значит больше, чем просто слово. Это почти ощутимо - как меняется мир и нити завязываются в новые узлы и пролегают пути там, где, казалось, невозможно пройти, огненными лентами горят они через пространства, где были лишь неизвестность и тьма.

Вместе с войной он обещает свободу - свободу жизни и творения. Взывает к доблести и свободе духа эльдар. И я знаю, что пойду за ним через любые испытания, каким бы ни был путь и что бы ни ожидало в конце пути. Немного страшно за братьев, младшие еще слишком юные. Я думаю о том, что их разумнее было бы оставить дома. Но они будут сами решать. Смотрю на них и вижу ту же судьбу, что теперь ведет и меня, и решимость в глазах.

И не только наши сердца загораются в ответ на слова о свободе и землях за морем. Нет почти ни одного из нолдор, в чьих глазах бы ни отражался сейчас тот огонь, что горит в сердце и глазах отца. Старого мира больше нет, безопасности Амана нет. Тьма уравняла благословенный Валинор с оставленными Врагу землями. И теперь нам искать, создавать и обустраивать свой мир там, за морем. Нам непокой, странствия и сражения, битва с Врагом. И Свет. Свет ждет за морем. И сияют в свете факелов пламенем вскинутые к небу клинки мечей, горят алым и звучат слова Клятвы, перекраивая бытие и скрепляя судьбу огнем:

Eru Ilúvatar, á lasta vandalmá. Roituvalmë Moriñgothó, mahtuvalmes ye moiná anahtië ar Silmarillí amápië. Nai Varda ar Manwë lastar ar enyaluvar quettalmá. Roituvalmë ilyá ye auva, aiquen hostuva, mántassë nampuva, nurtuva hya haryuva Silmarillé indolma pen. Nai cotumo hya nildo, nai ilya onna: Vala, Máya hya úvanimo Moriñgothova, Elda hya Atan Apanóna. Lá axan, lá melmë, lá macil, caurë hya raxë, lá mandë imma nauva varilë quenen ló Fëanáro, ar nossello Fëanáro. Roituvalmë quén tenna metta aureva, tenn´Ambar-metta. Haryalmë ilyë vandá sina. Oiamórenna martyainar nauvalmë írë queluvalmes.

(Эру Илуватар, услышь нашу клятву. Будем преследовать Моринготто, сражаться с тем, кто убил родича и взял Сильмарилли. Пусть Варда и Манвэ слышат и будут помнить наше слово. Будем преследовать всякого, кто завладеет, подберет, в руку возьмет, спрячет или в своем владении оставит Сильмариль без нашей воли. Будь то враг или друг, любое создание: вала, майя или тварь моринготтова, эльда или человек из Идущих Следом. Ни закон, ни любовь, ни меч, ни страх или опасность, ни даже небытие само не станет ему защитой от Феанаро и его наследников. Будем преследовать его до конца дней, до конца Мира. В этом клянемся. На Вечную Тьму будем осуждены, если не выполним клятвы.)



#lindenyarna #orenyaquete #formelme #emmanyar

(c) Airenyere-Maitienaro Ruscafinne
Tags: #emmanyar, #formelme, #lindenyarna, #orenyaquete, Квенья, Мастерская, Мой стихобред, Переводы, Песни, РИ, Север, Сильмариллион, Сны наяву, Тварьчество моё, Текст, Толкинистика, Химринг в голове, Эльфы - мой мир, Я так вижу, Язык
Subscribe

  • (no subject)

    Разговоры в стихах с antarienka. Мне кажется, что теперь это ощущение - что можно внезапно потерять свой мир, останется надолго. Не хочу…

  • Наш Север

    Наш Север – белый. Снегом припорошенные, инеем меченные каменные гряды и скальные отроги. Снежное поле под поздним и тусклым зимним рассветом.…

  • Призрачные огни

    Я финский тормоз и со всеми медицинскими квестами был еще тормознее, чем обычно, но все-таки хочу написать развернутые благодарности за игру…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments