Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë (airenyere) wrote,
Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë
airenyere

Спасибо соавторам за совместный полет на крыльях шторма и за разделенные глюки. Бесценное.

28.05.2020 в 21:18
Пишет Суула Элленно, elge:

Разобрать галлюцинацию на строчки и развернуть каждую в целый мир мерцающих образов, обжигающе-знакомых и чужих, близких и причудливо-странных ассоциаций. Писать венки со всеми и только с теми, с кем связала судьба или кто сам захотел подойти ближе. У каждого своя траектория полета внутри шторма, нам без проводника теряться в его холодном сердце, встречаться на пересечениях силовых линий. Под конец меня угораздило сменить модус, но так надо было. Фрактал в компании Elennarwe Moremaiwe и Airenyere Maitienaro Ruscafinne

За далью грозовой качается вода.
И ветер в парусах, и молний острых стрелы
Зовут туда, где есть безмолвию пределы,
Где даже близкий гром готов принять как дар.

У горя цвет и вкус не тающего снега,
И гребни волн стальных - тропа среди теней
До смертных берегов. И пепел прежних дней
Несёт на крыльях шторм под бесконечным небом.

И будет ярость битв, прольется звездный дождь
На белые цветы. И память будет с нами.
Настигнет взгляд-удар в тот миг, когда не ждёшь.
На море корабли и ветер над волнами (Эленнарвэ).

На море корабли, и ветер над волнами,
И отблески огня на легких парусах.
Тропа среди теней не тает в облаках,
И там, в конце пути, за темными горами

Сплетения путей, судьбы холодный взгляд,
И клятвы на крови, и снова перепутья,
И слово об огне. Луч корабельных мачт
Прокалывает мглу и серебром, и ртутью,

И память вновь влечет опасными путями,
Но нет забвенья там, где ночь и пустота.
Сомкнутся за спиной железные врата,
Сомкнутся двери туч, скрыв горизонт за нами (Эллэнно).

Сомкнутся двери туч, скрыв горизонт за нами,
Сомкнется камень стен, а приговор судьбы
В бреду и наяву не даст огню забыть,
Что звездный свет теперь как пепел под ногами.

И там же на краю, пока не выйдет срок,
На перепутье войн, смертей на перепутье
За что отдашь себя, и что там - точно путь ли
Иль пустота и мрак и вечный тот порог,

Откуда шаг за грань? Не свет, осколки льда,
А дальше ничего и только тьма за гранью,
Слова теряют смысл и даже память ранит,
И звездная тропа истает без следа (Майтимо).

И звёздная тропа истает без следа,
Став отблеском свечи, за миг до пробужденья
Став тенью грез ночных, Судьбы холодной тенью,
Которой отдал все, что только мог отдать.

Слова как летний дождь, легки и быстротечны.
О гордости и правде, о верности и чести
Поведает пусть бард. Лишь песни пламя вечно?..
Слова теряют силу...Как знать, надежды вестью

Не станет ли сосны янтарная смола,
Хрустальный свет звёзды над зарослями тмина?
И тает след во мгле, в бессолнечных долинах
Всех тех, кого она хранила и влекла (Эленнарвэ).

И те, кого она хранила и влекла,
тенями, как тростник, что в шторм ломает ветер,
сражаются с судьбой. И "ни за что на свете"
готовы повторять, раскаянья слова.

Но снова выбор дан и снова мир разделит
клинок на "до" и "после" сияющим лучом.
Нам враг и друг, и Тьма, и гибель нипочем,
когда мы ничего не видим, кроме цели.

Надежды вестью свет? Свод молнией разорван,
в лохмотьях облаков теряется заря.
Осколки света, свезд - обломки янтаря -
теперь как по воде рассыпанные зерна (Майтимо).

Теперь как по воде рассыпанные зерна
Умолкнувших имён болотные огни.
И эхо голосов, пока шумит тростник,
Услышать сможешь вновь во вздохах трав озёрных.

Стань в ярости штормов то искрой на ветру,
То каменной скалой - преградой на пути их.
Цель также далека. И всё, чего достигли,
Вчерашним лёгким сном развеется к утру.

Давно угас огонь оставленного горна.
Чей дух был ярче всех, утратил свет. Во мгле
Пусть звездный луч блеснёт идущим по земле.
Им без проводника теряться в сердце шторма (Эленнарвэ).

Нам без проводника теряться в сердце шторма
Среди его огней и ледяных клинков,
Когда потерян путь и с мачты парус сорван,
Идти по рунам грез на отблеск маяков.

Но там, где тишина, и не слышны раскаты,
Нам помнить имена в молчанье пустоты,
Вновь обретать свой путь, и в шаге от расплаты
Хранить у сердца сталь холодной высоты.

И подниматься вновь за миг до пораженья,
Забыв, что Знак пути - летящая стрела,
Искать в тумане свет, теряться в отраженьях
И подбирать осколки звездного стекла (Элленно).

Нам подбирать осколки звездного стекла,
Сжимая их в руках, как будто нет дороже.
Ты тоже видишь в них… ? Да, ты в них видишь тоже
И жизнь, и смерть свою. И в пламени дотла

Они сгорают так, как молнии за краем.
Между стихий война, где волны спорят с ветром,
Огонь с водой, и высь и пропасть – без ответа.
А кто там победит, мы так и не узнаем.

Но до тех пор пока земля еще жива,
Живет и Север твой. И мой. И песня длится,
Пока не догорит последняя зарница
Сном в полутьме долин, на темных островах (Майтимо).

И в полутьме долин на темных островах
Молчание камней и ледяные взгляды.
Услышав, не понять знакомые слова -
Упавшая звезда не знает тех, кто рядом,

Но думает о них и вновь поет о том,
Как хлещет по камням холодных молний плетью
И лезвия дождей оттачивает шторм.
А там, в конце пути, стальные перекрестья

И жёсткие узлы у памяти в плену.
Не забывай меня, когда вернёшься к яви
Чтоб воскресить огонь и продолжать войну,
Хоть каждый вздох теперь отравлен тонким ядом...

Забвеньем не спастись, ушедших не вернуть
И не перешагнуть невидимой преграды,
Но будут те, кто здесь, чтоб руку протянуть,
Рождаются они во время звездопада (Элленно).

Рождается огонь во время звездопада,
Чтобы гореть в душе и не давать покоя.
Не забывать? О нет. Здесь память как награда
За все. И не забыть. И не вернуть иное.

А на войне - война. И жизнь за смерть. А после
Боль за любовь и свет у смерти на ладони.
Забвенья нет и нет лекарств от яда вовсе.
Кто руку протянул - увидит. И уронит.

Так падает звезда. И больше не сиять.
Но камни для звезды не станут новым домом.
Блуждающим огнем мерцать, гореть, искать
В полузабытых снах и землях незнакомых.

И, наконец, найти. Чтоб продолжать войну.
Идти меж счастьем, сном, безумием и адом
Тропой судьбы. В цепях у памяти в плену
Упавшая звезда не знает тех, кто рядом (Майтимо).

Упавшая звезда не знает тех, кто рядом,
Но от ее лучей, от бликов на камнях
Бледнеет ужас сна, скрывается в тенях,
и уступает мир свободным и крылатым

Рассветным облакам. Над островами путь
Узоров на воде расплавленного света
Открыт для всех живых. Но кто готов рискнуть
Идти своим путем, а не за нею следом?

По острию луча, по тонкой грани льда.
Туда, где холодны его прикосновенья...
За гранью бытия, где ты узнал меня,

Где освещает тьму упавшая звезда,
Осколки света, кровь на каменных ступенях,
На пепелищах грез и на сухих камнях (Элленно).

На пепелищах грез и на сухих камнях
Сплетение путей, лучей пересеченье.
Звёзды прощальный свет не ведает значенья
Мгновений тишины для сердца и огня.

Осколки света - кровь, но там, за поворотом
Прощания тропы по туч небесных мхам
Мерцает чей-то след. Потеряна в веках
Песнь флейты ждёт тебя у моря в дальних гротах,

Как прежде. Явь и сон о прошлом так близки,
Что руку протяни - и вот тепло руки
Почувствуешь. И не границ. И нет утрат.

И всходят семена из пепла звездным светом,
Знакомый ловишь взгляд...Но сон подобен лету.
Здесь ветер ледяной, и чистый неба край.
И ветер ледяной, и чистый неба край (Эленнарвэ).

И ветер ледяной, и чистый неба край
Над холодом вершин у звездного разлома.
Боль памяти потерь сильней, чем память ран,
Что обожжет огнем и растворится снова,

Оставив пустоту и след прикосновенья -
Сотри его крылом серебряных ветров.
Под парусами грез далёких островов
Цветные миражи отбрасывают тени

И лезвия дождей оттачивает шторм.
А здесь, в конце пути, стальные перекрестья
На линии огня у смерти на краю.

И кто-то рвется в бой, чтоб стать тебе щитом,
Другой кричит в огне, сжигаем жаждой мести,
Но каждый хочет жить и умереть в строю.

Огонь и кровь, и свет, и алое вино
Писать на свитке грез одной летящей руной
И распороть ладонь, держась не за клинок -
За рукоять меча с печатью полнолунья (Элленно).

На рукоять меча с печатью полнолунья
Ложится отблеск снов и тень забытой яви.
На тонкой грани дня отметины оставит
Ушедший в море дождь. Здесь волны накануне

Рассказывали нам про смерть и холод снега,
Как согревать в руках и защищать от ветра
Упавшую звезду, улыбку, искры света
В глазах. Бушует шторм и мы взлетаем в небо.

И смерти больше нет. А скалы лишь ступени
Ушедшего дождя, как меч лишь грань меж "будет"
И "было". Разделить и свет, и тьму, и время...

Фонарь на корабле отбрасывает тени
И свет горит сильней на перекрестке судеб.
Узлов на мачтах, волн, лучей переплетенья

Предсказывают нам, что жизнь всегда права
И что права... слова, клинков пересеченье...
Мы знаем все про смерть и про предназначенье,
Над пеленой дождя звенящие ветра (Майтимо).

Над пеленой дождя звенящие ветра
Срывается в ладонь с прозрачных крыльев ливня
Слеза...Перо? Мольба? Штрихами тонких линий
Пронизана волна. Так искрами костра

Сгорев, взойдут сердца, не знавшие покоя,
Не знавшие корней сомнений и пределов,
Став птицами на миг от золотых до белых
В прозрачной синеве. На вздох глаза закрою,

Стараясь угадать. Разбиться? Прорасти,
Как вереск по весне, для жизни новой? Танец
Искр-молний на ветру. Но если нас не станет
На смертных берегах, что ждёт в конце пути?

Растворено в крови, как терпкий яд печали,
Предчувствие судьбы. Дробятся тени взглядов
В воде у дальних скал. Ладью волна качает.
И штормовым ветрам не стать для нас преградой.

...Бесчисленных путей я вновь теряю нити.
Из стали и теней трав отраженье в лунной
Воде. Надежды луч еще хоть раз увидеть
За гранью штормовой, над полночью безумья (Эленнарвэ).

За гранью штормовой над полночью безумья
Холодным серебром тот иномирный свет
Пронизывает тьму, где отражений нет,
А только голос твой, и поступью бесшумной

Тот следует за мной, кто помнит имена.
И нет конца пути, а смерть всего одна,
Не множество смертей от слез и расставаний,
А просто меч в груди и огненная рана,

И воину под стать оружие его.
Не думать о беде, не брать тяжелой ноши,
Идти путем войны, чтоб каждый шаг был прожит

И понят до конца, и больше ничего.
И светят маяком, затерянным во льдах
Нам звездные огни на дальних берегах (Элленно)

Там звездные огни на дальних берегах
Скрываются во мгле, летящей в снежном танце.
Там одинокий путь и тянет там остаться
Среди сухой травы. Там черным в облаках

Деревья без листвы и ветви словно сеть
Веревок и цепей, туман кошмары множит
И каждый миг потерь, что был когда-то прожит.
Ничто. И никого. Вина - война и смерть.

И снова лишь туман, кровавый снег в горсти,
Свет стынет серебром, холодной серой сталью,
Постель из острых скал, в тумане лица тают
И никого в живых, кому сказать "прости".

А след, что был в снегу, теряется на льду...
Небытию под стать оружие его:
Как помнить - что искать, не помня ничего?

Но судьбам и рукам сквозь явь или в бреду,
Путям сплестись сквозь смерть, за гранью той земли,
Куда плывут судьбе навстречу корабли (Майтимо).

Куда плывут судьбе навстречу корабли,
Куда спешит волна и ждёт в разлуке берег,
Что помнит каждый шаг... Здесь места нет потерям.
Пусть на песке следы, как годы, смыл прилив.

Но в шелесте листвы и в тонких стрелах света,
Упавших на траву, в густых тенях и в снах
Хранится каждый звук того, что было спето
Судьбой детей земли. Пернатая весна

В шкатулке сбережёт безудержную ярость
И ясность ( Выбор - сталь, а сталь остра всегда),
Багряных рос хрусталь, отчаянную храбрость,
Наперекор всему. И - самый ценный дар -

Способность не терять, сквозь смерть, за гранью яви
Путь общий. И конец один - в твоих руках,
Другой за горизонт ведёт. Ждут солнца травы
И путеводный свет горит на маяках (Эленнарвэ).

Где путеводный свет горит на маяках?
Я позабыл себя, и счет потерян дням.
К туманным берегам, к далеким островам
Летит сухой листок пылинкой в облаках.

Так, потеряв штурвал, корабль забудет цель,
Он на руках у ветра спящим лепестком
Не слышит голос мой, качается легко,
Течение узор рисует на воде.

Под ливнем жестких слов, не поднимая глаз,
Стоит моя судьба с опущенным лицом.
У памяти в плену в глухой полночный час
Не оправдаться ей, не разомкнуть кольцо -

И мне уже не встать, но помнить тех, кто рядом.
Я шел путем листа, он потерял меня
На пепелище грез, там, в полутьме долин,

Где бродит ветер мой по призрачному саду.
Во тьме сияет луч холодного огня
И освещает край неведомой земли (Алэссо).

И освещает край неведомой земли
По контуру песка на полосе прилива
Закатный алый луч, пробившийся сквозь ливень
Сквозь мглу и облака, летящие вдали.

Кораблик снова в путь собрался на рассвете,
Чтоб полночью глухой доплыть до маяка,
Там переночевать у бухты на руках
И переждать пока подует ровный ветер

И позовет опять по имени судьбы
Нас голосами птиц над полосой прибоя,
Над волнами взметнет серебряную пыль.

Восходит на водой холодная звезда.
Во сне опять штормит и снова нет покоя,
За далью грозовой качается вода (Алэссо).


#orenyaquete #lindenyarna
Tags: #lindenyarna, #orenyaquete, Мой стихобред, Сны наяву, Тварьчество моё, Творения друзей, Химринг в голове, Эльфы - мой мир, Я так вижу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments