Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë (airenyere) wrote,
Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë
airenyere

Categories:

Праздник

Глючный подарок мне, любимый автор - Гэлли. Спасибо, лачинько.

Валинор, Эпоха Древ 
… После трех веков полумрака и прохлады свет, краски и тепло чужого праздника кажутся не в меру яркими сухими от морозов лепестками – подует ветер, улетит яркое, останутся голые черные ветви в брызгах мертвого льда. Чужой праздник. Праздник в мою честь – в честь моего возращения из заточения. Ну что ж… 
Мне ярко. Я не люблю свет и отвык от света. Мне шумно. От музыки, голосов и металлического звона пиршественных чаш, от тонкого до гулкого, напоминающего о бое. Я привык к тишине, нарушаемой токами воды, неслышной мелодией камня, бесконечными голосами прошлого – тихими, мертвыми. Иногда тишина нарушалась теми братьями и сестрами, кто навещал меня. Их не было много. 
- Улыбайся и смотри на гостей. Соблюди хотя бы вежливость, - голос брата в голове похож на порыв ветра, в нем сухость и холод. Ему трудно. Он не верит мне, он винит себя за то, что не верит мне, он хочет, чтобы все стало правильно и хорошо – но можно огранить камень, нельзя придать форму живому. Мне вдвойне – я Изменение. Можно привести меня на праздник, можно прохладно, но уверенно обнять, можно накинуть мне на плечи роскошный плащ тяжелой темно-алой ткани и надеть золотой венец на волосы – почти как у самого брата. Можно оставить Воротэмнар, чтобы было спокойнее – ледяное железо сдержит меня, по крайней мере, на это можно надеяться. Но нельзя приручить. Сделать предсказуемым. Он смотрит в мои мысли и чувства и отступается – для него это темная бездна, он не видит до дна. 
Когда-то он очень меня любил. Любовь перерождается в тяжелейшую ненависть. 
Между нами война, и я все еще пахну войной. Она не «была», она вечна. Она еще будет – ход за мной. Не сразу. Подождем. 
Пока – дом в Валимаре, дозволение общаться с эльдар и входить в мастерские Аулэ с его ведома и приглашения, запрет удаляться далеко без разрешения, запрет снимать Воротэмнар – но это и невозможно. Велика милость брата. Я не улыбаюсь, я смотрю на эльдар – мне интересно. Эти всегда были мне интересны. Даже рожденные здесь, ничего не знающие о настоящем мире. Об Эндорэ. 
Финвэ встречает мой взгляд и чуть склоняет голову в нерадостном приветствии – помнит. Он не улыбается. Прозрачно-синие глаза Ингвэ следят за мной откровенно, беспримесно враждебно, с вызовом, и улыбка у него чуть заметная, так улыбаются при виде противника, показывая готовность и бесстрашие. Этот мне не верит и верить не будет. Как и я ему. Ольвэ приподнимает чашу, его улыбка теплая и искренняя. Хочет помочь. Поддержать. Помочь освоиться. 
Праздник идет своим чередом. Поет черноволосая нолдиэ, сидящая с ребенком на коленях, у нее хрипловатый верный голос, низкий для девы, и песню подхватывают ее родичи и подруги, вплетая голоса. Кто-то пошел танцевать, создав смеющийся золотисто-зеленый круг. Я давно не слышал песен, потому слушаю поющих, и, наверно, мое лицо становится мягче – брат зримо успокаивается, более того, я перестаю чувствовать проницательно-светлый взгляд Элентари и неотрывно-темный Намо. А то сидел, как в их перекрестье. Словно порвалась слишком туго натянутая нить тревоги. 
Это же все – музыка. Просто незнакомая нолдиэ или кто-то рядом с ней ее перепели, приглушил ненадолго. Музыка тревоги. Музыка недоверия. Музыка ненависти. Музыка редкого прощения и частого не-прощения. Музыка нелюбви. Музыка войны. Музыка мести и жестоких обещаний. Все это звучит, звенит, гремит, прикрытое звоном чаш и пением флейт. Словно лужу крови поспешно прикрыли, бросив на нее шитый золотом и мехом плащ. 
Вы поете о море. Я слушаю, и та музыка притихает. Она вернется позже, но сейчас – пойте о море, я буду слушать. И вот тогда я вижу и слышу тебя, Майтимо, впервые – стоящего за спиной черноволосой – и чувствую твой неотрывный взгляд. Ты что-то понял обо мне. Прямо сейчас, во время песни. Понял не то, что Ингвэ, нет – тебе я не враг, пока еще не враг. Ты просто чувствуешь, насколько чужой и трудный для меня ваш праздник в мою честь. 
Ты как пламя на ветру, как горячий металл, готовый стать клинком, ты поешь, глядя на меня, и я чувствую, как чувствовал в тишине заточения – соединяются узлом судьбы. Твоя Музыка связывается с моей, сплетаясь, как сейчас сплетаются ваши голоса. У тебя сейчас мягкий голос, мягкий и неотрывный при этом взгляд, я знаю уже сейчас, что ты будешь воином – я бы хотел, чтобы моим, я дал бы тебе все, но … эльдар не суждено сражаться на моей стороне. 
Завтра ты сам заговоришь со мной впервые. И мы пойдем смотреть на смешение света. 
Главное – даже не смотреть в послезавтра. В то, далекое послезавтра, где так много крови и огня.

Мы думаем, что вот эта же песня там была. А потом ее пел Элленил. Может быть, какие-то слова менялись... Я люблю, когда глюки пересекаются и разрастаются.



#Lindenyarna
Tags: #lindenyarna, Личное, Мой стихобред, Музыка, Песни, Свет, Север, Сны наяву, Тварьчество моё, Творения друзей, Текст, Химринг в голове, Эльфы - мой мир, Я так вижу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments