Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë (airenyere) wrote,
Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë
airenyere

Categories:

Благодарности и что-то вроде отчета по итогам РИ "Баллада о любви. Лэ о Лэйтиан"

Благодарности и что-то вроде отчета по итогам РИ "Баллада о любви. Лэ о Лэйтиан" под катом, ибо снова простыня.
#балладаолюбви
#лэйтиан2019

Пойманный в смерть точно в ловчую сеть,
Я слушал, как пела печаль…
Не знал я, сломав этой жизни печать,
Как больно умеешь ты петь… (с)

Мы погибли, мой друг. Я клянусь, это было прекрасно. (с)


Я не мыслил источником к этой игре "По ту сторону рассвета", но почему-то этот первый стих не оставлял. Возможно, из-за истории моего персонажа. А потом еще чем-то таким "фонило" от Берена... и в отчете я прочитал подтверждение. Да и вообще эту книгу я люблю, хоть и не смешиваю каноны.
Я играл Арнима, аманэльдо (возраст - более 3 тысяч лет, старше Финрода), феаноринга, химрингского, попавшего в Нарготронд после того, как он бежал с ангамандских рудников после двух лет плена. Финрод дал Арниму приют в своем городе и за это Арним считал себя в долгу. Но не только. Еще ему просто нравилось, как Инголдо смотрит на мир. И это, пожалуй, главное.
Для Арнима Финрод не был Государем. Он просто стал тем, с кем можно пойти куда угодно – хоть снова в Ангамандо, хоть на Тол-ин-Гаурхот. Я до конца не могу формализовать эти вещи – наверно, в чем-то это магия игры – как складывается, так и складывается. На этой игре Финрод был Светом - таким, что с ним хотелось идти без всяких сомнений. Для Арнима и для меня в чем-то противоположностью – учитывая Альквалондэ, выбранный путь войны с Врагом и отказ от всего личного, в том числе от любви, но при этом не от любви к жизни.
Арним - это прозвище, означающее "высокий и белый". Дано было людьми в Дортонионе. Настоящее имя Айренаро - "рыжий огонь".
Айренаро - в чем-то персонаж альтер-эго, я играю его в определенных сюжетах, где нет Первого дома в полном составе, и тогда, когда хочу убрать ряд ограничений, накладывающих непреодолимые обязательства, не дающие выбора - например, Клятву.
Первый раз я сыграл его на РИ "Рудник". Тогда для Арнима и его друга из атани - Аргона все закончилось смертью, причем смертью довольно бессмысленной. Меня это грызло, поэтому в обоснуе к "Лейтиан" я так и написал мастерам, что хочу для Арнима осмысленной смерти и готов быть персонажем, которого можно убить первым из отрядников Финрода. Главмастер смерти мне не обещал.
В итоге - ирония игры - отрядников Финрода погубил приход освободителей Минас Тирит - объединенных войск феанорингов, Нарготронда и Дориата - которым осталось только собирать мертвых в освобожденной крепости.
При этом я не могу не испытывать восхищения и уважения по отношению к мастерам, которые дали свершиться тому, чего хотели большинство игроков, несмотря на то, что это было уже очень сильно свободным сюжетом и ломало игру и отряду Финрода, и ТБ. И одновременно не могу не сожалеть о том, что ни логика профессорских текстов и персонажей, ни пункт о нештурмуемых локациях, не смогли предотвратить того, чем все закончилось. Последнюю треть игры - особенно падение Нарготронда и оставленного без Завесы Мелиан Дориата, не говоря уже об истории с пауком-гномом – мне-игроку бы хотелось развидеть. К счастью, Арним не дожил.
А первые две трети игры были идеальны и волшебны, поэтому для меня игра безусловно удалась.
Моя безмерная благодарность Мастерам и Игротехникам - у вас получилось сделать что-то невероятное. Я представляю, сколько сил это все стоило. Герои как есть.
Личные благодарности главмастеру Альквэ - без тебя этого просто не было бы. Для меня ты стал настоящим Финродом. Вот как есть по канону и по глюкам. Причем вот это "правильное" исходило у тебя равно и от персонажа, и от игрока, и от мастера одновременно. Не было противоречия по игре и по жизни. До сих пор не могу отойти от сыгравшейся истории - настолько ярко, сильно и красиво.
Настолько же сильные благодарности мастеру ТБ, Эриде, и всем игротехникам ТБ. Это был самый лучший ТБ из тех, что мне приходилось видеть. С одной стороны, очень заботливый и безопасный по жизни, а с другой стороны, очень страшный по игре. Очень талантливо продуманный и сделанный и очень хорошо сыгранный, начиная от Саурона и его майяр и заканчивая любым из поистине неутомимых орков. Вы были прекрасны.
Орлу Манвэ, Тайлами, благодарности и восхищение нереальной какой-то энергией. Я себе не представляю, сколько раз тебе пришлось весь полигон из конца в конец пересечь.

Предыстория Арнима

Так Арним рассказывал Эртуйлэ Хильмандилю о том, как оказался в Ангамандо и на рудниках: "Очутился я там по глупости. Собственной и Аргона. Аргон - это мальчишка из Дортониона. Тогда был мальчишкой. Сейчас-то воин уже. Его семья стала мне почти как родная. Отец у них погиб в Браголлах и Аргон хотел к их повстанцам за Дортонион сражаться. Они бежали в Бретиль и там он устроил мать с младшими, взял топор и кинжал и отправился Барахира и его людей искать. Я в Бретиль на день позже приехал об этом узнать. А до этого не знал - где они. Боялся, что погибли все в Браголлах. Мы тогда ездили с заданием в Хитлум и там я узнал, что семейство мое в Бретиле. Задание было выполнено, на Химринг возвращаться срочной спешки не было, поэтому отправился их повидать. А как узнал, то пошел искать Аргона. Обещал его матери, что приведу обратно. Только орки его нашли раньше меня и я не сумел его отбить. Так и в плену оказались оба. Я на руднике, а он на ферме, на хуторе. На рудниках люди не живут долго. Майя на руднике узнал, что среди пленных есть человек, который мне дорог, и иногда отправлял меня с обозом на ферму, когда еду на рудник привозили. Чтобы я мальчишку видел и интереса к жизни не терял. Иначе ему скучно было, майя этому - ему доставляла удовольствие чужая боль и в итоге я начал думать о добровольной смерти, и он это понял. А еще понял, что пока оставался Аргон, я не мог уйти в Чертоги. С людьми мы побег и спланировали. Люди в основном. У меня возможностей особо не было. Правда, в тот раз я был в таком состоянии, что мне не бежать, а лежать только, еле передвигался - в очередной раз с майя во мнениях не сошлись, но и откладывать было нельзя. Надеялся, что хотя бы у людей получится. Только Аргон ни в какую не хотел меня оставлять. Так и тащил чуть ли не на себе половину пути. Чудо и милость Эру, что нас не догнали. И Ульмо еще. Дождь как полил, так все следы смыло. Иначе с волками нашли бы. Впрочем, при побеге и в бою умереть все равно лучше, чем так жить."

Про семью Аргона: «Я остановился у них случайно из-за непогоды и потому что у меня в отряде был раненый. Ну и как-то так получилось, что люди оказались очень приветливыми и чем-то напоминали мне мою семью, из которой все, кроме отца, остались в Амане. Отец к тому времени у меня уже много лет как погиб и родных в Белерианде не было. Отец - Бранин, мать - Ринвэн. У них была старшая дочь Анвэн Эринлин (Эринлин - это я ее так назвал). У нее младший брат Аргон и еще трое младших. Мы с Анвэн и Аргоном подружились, я им привозил гостинцы всякие, Аргона учил сражаться. Я не знаю, какая история была бы у нас с Анвэн, но она погибла - провалилась под лед, заболела и умерла. Я об этом узнал через месяц после ее смерти. В Браголлах у них погиб отец и всей семье пришлось бежать.»
Из разговоров Арнима с Инголдо – в основном про людей:
«…И в Бретиле тоже пока спокойно все. Надеюсь, что семье Аргона и ему самому хорошо там будет. Странно, что вот сейчас твой город дом мне напомнил, а до этого, представляешь, люди - дортонионские. Я много ездил из нашей крепости в Дортонион и в Хитлум. И как-то остановился у атани в Дортонионе. У меня тогда уже не было никого из родных здесь. И вот. Родными стали. Аргон хотел к их повстанцам за Дортонион сражаться, когда у него отец в Браголлах погиб. Тогда еще мальчишка совсем был. Как младший брат мне. Я поздно слишком узнал. Пошел его искать, а он на орков нарвался и я не сумел его отбить. Так и в плену оказались. А он меня в итоге вытащил. И сейчас воин уже. Быстро они взрослеют.»
«…С другой стороны, если уж даже атани с Врагом сражаются и надежды не теряют... то и нам как-то не пристало - вала там или майя. Можешь рассказать - какими ты атани знаешь? Если я, конечно, не слишком много прошу. Я про Беора мало слышал. А на Химринге у нас по-разному к ним относятся. Уходят они быстро и неизвестно куда. С нашими хоть есть надежда увидеться снова когда-нибудь. А у атани свой путь. Но жизнь любят не меньше нашего и смерти не боятся.»
«…Вот у меня такое же ощущение тогда в Дортонионе было с той семьей - как будто пришел к очагу. У них дома каждый наличник на окне был резьбой украшен. Как у нас дома. И птицы... фигурки птиц с крыльями из стружек. Они и сами как птицы... живут - как будто в полет срываются. Как будто не успеют, если промедлят. Но ведь у них и правда времени мало. Отчаяние да, и решимость. И ярко все очень. Мы такими же были, когда из Амана уходили.»
В Нарготронде Арним попал к целителю Инвилю, брату Эртуйлэ Хильмандиля - друга по профессиональной деятельности - оба были вестниками и почтальонами, хотя Арним еще и разведчиком, и знали друг друга со времен Долгого мира.

Эртуйлэ Хильмандилю и Сулин спасибо, прежде всего, за наш "профсоюз почтальонов" - Sinironiath на синдарине и Mentannatyaror на квенья. За то, как перерисовывали друг у друга объекты на картах, замарывали названия и рисовали обманные точки. Еще спасибо за дружбу и за все, что пережили вместе. Я очень рад, что Эртуйлэ в итоге выжил.
Эртуйлэ - спасибо за чувство юмора и свет. Ты был как солнечный лучик - даже в подвале. Мне очень жаль про Инвиля. Тогда поразила твоя стойкость.
Сулин - спасибо за вашу любовь с Тинвэнеуро, за связь между Нарготрондом и Дориатом, за красоту и за стойкость.

Вечер в Нарготронде

"Беспечность здешних жителей поражает. Практически каждый из них потерял кого-то, но они не думают о войне и о том, что творится за стенами их хранимого города. Они пробуют вино, смеются и поют песни. На миг мне кажется, что здесь все снова так, как было в Амане. А потом Телеруссэ поет человеческую песню, в которой слишком много тоски, даже для смертных. Мы говорим о снах и предчувствиях. О роке и выборе. Иногда сны это просто сны. И иногда выбор предопределен и невозможно выбрать иначе".

Мои благодарности:
Нарготронду - спасибо за приют и за то, что вернул вкус к жизни - за то, что там были и мои витражи.
Мастерам Вкуса и виноделам. Вы очень вкусно нас кормили, а горячее вино согревало даже в ливень. И вы создавали гостеприимную, теплую и праздничную атмосферу Нарготронда.
Аннариль - спасибо за разговоры про сны и выбор. За рисунок. За улыбку и свет в глазах. За ощущение, что ты из своих - феанорингов.
Лимдир - спасибо за рассказ о твоих родителях и о прошлом. На самом деле ты очень смелый - нужна большая смелость, чтобы быть настолько честным с самим собой и хранить надежду.
Атарвен - спасибо за твою историю. Из историй жителей Нарготронда для меня строилась живая картина истории этого города.
Телеруссэ - спасибо за песню, за твою помощь и желание оправдать феанорингов, несмотря ни на что. За разговор про людей. И за то, что выжила в плену у тех тварей и дождалась, пока мы тебя нашли. За то, что ты такая, как есть - немного ненормальная, сильная, смелая и умеющая любить.
Хуан - спасибо за участие в разговоре и за бессловесную поддержку и понимание, которые были сильнее и выразительнее иных слов.
Эланна - спасибо тебе, что пришла к нам в тот вечер. Спасибо за разговоры на границе Дориата, за Свет и Память. И спасибо тебе, что ты есть. Я не мог не восхищаться твоей красотой, не мог не желать защитить и уберечь от тревог. И при этом я не мог дать тебе того счастья, что ты заслуживаешь. Я разучился любить, потому что либо любовь, либо война с Врагом. Я выбрал войну. Вернее, даже не так. Жизнь я по-прежнему любил. И именно поэтому считал, что не должен портить жизнь другим, потому что мой долг и задачи не предполагают хорошего конца для меня или близких, а значит лучше, чтобы близких не было. Я не считал нас женихом и невестой и сказал тебе об этом. Прости меня. (Я та еще эльфийская тварь, любовь не умею, над высокими чувствами иронизирую.)
Эллот - очень рад был познакомиться.
Дориату и всем это жителям спасибо за загадочное королевство, хранимое Завесой. И за возможность постоять за пределами Завесы на страже, пока Финрод и остальные были а гостях, а потом феаноринги на переговорах. Очень яркое было обвм. Вообще на этой игре было очень здорово играть неименного персонажа, который просто ходит в дозор или в разведку, без того, чтобы ему приходилось организовывать всех остальных. Хотя периодически меня сносило на попытки командовать, но я напоминал себе, что Арним пришлый и нечего тут пытаться организовать все как на Химринге. Поэтому дозоры, стычки и периодически лазарет. Спасибо целителям и бесконечному терпению Телеруссэ! А еще большее спасибо за шутки по поводу!
Халдир - спасибо за попытки организовать дозоры и разведку. И за образ. Ты отчасти заменил отсутствовавшего Эдрахиля в том, что касалось военных задач. Было печально, когда другие забывали соблюдать осторожность при возвращении в город или выходе из города. Благодарности ТБ, что не пытались "выиграть ролевую игру" и этим воспользоваться. Лично мне доставляло удовлетворение прочесывание подлеска, чтобы убедиться, что никто не следит за входом в город.
Лучнице в коричневом доспехе - к сожалению, не запомнил имя - спасибо за невероятно красивый образ. Когда ты появлялась из леса - это было так, как по-настоящему в Арде. Картинка до сих пор перед глазами стоит.
Деве Келун – спасибо за интерес к витражам, за разговоры про имена, за совместные дозоры. Спасибо, что не обиделась, когда я неодобрительно высказался про слишком яркую и заметную одежду. Ты была добрая, немного наивная и в чем-то как ребенок. Как и Эланну, тебя хотелось защитить. А поскольку у меня все это в очень практической плоскости, то не придумал ничего лучше, как, уходя с Финродом, подарить тебе кинжал – все дополнительная защита. Прости, что так и не послушал сказку.

Про разведку

Спасибо мастеру Тайлами за модель перемещений и карту. Они сделали очень большой, важный и интересный кусок игры. Второй раз уже играю по этой модели и мне очень нравится.
Разведывательный поход на Север был не только интересным, но и очень полезным. Потому что потом, когда нужно было идти туда уже отрядом в ночи, в ливень и без света, не было проблем с тем, чтобы найти дорогу. Я нормально вижу в темноте, но если бы не прошел этот путь днем почти до самого Тол-ин-Гаурхот, то в ночи не нашел бы дороги только по карте.
Спасибо Тинвэнеуро и Ородлину за компанию, а Тинвэнеуро потом еще и за то, что можно было сверяться в верности пути, и вообще за умение работать с картой и ориентироваться на местности. Одна голова и пара глаз хорошо, а две всегда лучше.
Отдельное спасибо за то, что, как и во всех связках, которые мы играли раньше, ты был очень здравомыслящим, надежным и всегда рядом, когда было нужно. С тобой хоть в разведку, хоть в дозор, хоть в бой и всегда можно быть уверенным, что прикроешь.
Благодарность оркам, что ходили дозорами. Это было очень здорово – прятаться, обходить вас, лежать в траве и ждать, пока дозор пройдет. Мы от души налазались по оврагам и кустам.
Еще спасибо всем причастным за совершенно глючный момент, когда мы перешли ручей, поднялись из оврага и услышали приближающихся орков. Там на возвышенности были ямы. Я указал на ближайшую, а Тинвэнеуро сказал, что лучше в ту, что подальше. И это нас спасло. Потому что первая просматривалась с того места, где прошли орки, а вторая нет.

«Мы лежим, стараясь почти не дышать и надеясь, что трава укроет. Орков больше, чем нас, да и наша задача не сражаться. Взгляд падает на руку и я вижу, что рука черная, а на земле промеж зеленой травы сажа и пепел. Выжженная земля, немного залечившая свои раны, но все еще хранящая их под поднявшейся травой. Когда орки проходят, я произношу это вслух: «Выжженная земля». Тинвэнеуро смотрит. Сколько раз это повторялось и будет повторяться? Сейчас эта земля охранила нас.»

Мы подходим почти к самой крепости, но слышим оттуда голоса и странную музыку. Дальше идти слишком опасно. Тинвэнеуро решает вернуться.

А вот за следующий эпизод мне искренне стыдно, причем лично – считаю своим личным продолбом. Налазавшись по кустам и оврагам и поскольку времени было уже много и мы боялись, что наши забеспокоятся и пойдут нас искать и спасать, мы вышли на дорогу и пожалуйста – столкнулись с орком. Не сразу поняли, что орк один, и вообще протупили. В итоге сражались с этим орком по очереди – меч против копья, так что закономерно все получили ранения. Хотя в реальности втроем-то должны были положить его моментально и тихо. Короче, стыдобища. Не знаю – за что мне было стыдно больше: за то, что на дорогу так глупо вышли или за позорище с боевкой. В итоге орк сбежал поднимать тревогу, а я загнал всех в лес и в овраг для перевязки и отсидеться.
После, когда рассказывали про эпизод в Нарготронде, мы не скрывали обстоятельств, но поскольку по игре ж эльфийские воины не могут быть такими идиотами и рукож…ами (по жизни-то еще как, и это я о себе, если что), то от сородичей последовали предположения о том, что, видимо, орк был не простой орк и на самом деле это был майя в обличие орка. Ну в общем игроцкий продолб в итоге дал неплохую пищу для обвма и размышлений о способностях темных майяр не только для нас, но и для остальных, кто слышал эту историю.
Так или иначе, хорошо, что никто там не сложился.
И еще одним хорошим и полезным итогом было то, что мы договорились с Тинвэнеуро – как действовать вместе в том случае, когда противник с длинным копьем, а мы с мечами. И в следующем дозоре и боевке это работало уже отлично. Век живи, век учись, как говорят атани.

Дальше были дозоры, стычки с орками, печаль, когда воины Нарготронда выскакивали из ворот, даже не посмотрев толком – где там враг и в каком направлении бежать. Не говоря уже о том, что если враг может увидеть ворота, то выскакивать из них вообще не стоило, чтобы не раскрыть город. У меня был фейспалм, когда я разговаривал об этом после боя в целительской с Куруфинвэ.

Мое восхищение Финроду за то, что в итоге, когда пришел Берен, Финрод смог все же сделать все так, как должно, хотя в какой-то момент казалось, что у нас не Лейтиан, а какая-то совсем альтернативная история и одно с другим не сойдется.

Отряд и плен

Спасибо всем отрядникам за то, что эта история получилась про Свет, эстель, взаимную поддержку, стойкость, смелость и про то, что выше нас всех. Спасибо за поход в ночи под дождем и за то, как потом сушили вещи на цепях. Как поддерживали друг друга, грели, перевязывали, лечили. Как пели и смеялись вместе.

Я уже говорил, что на этой игре Финрод и Берен для меня были идеальными - такими, как в книге и моих личных глюках. Повторю еще раз. Поэтому с вами было легко играть Отряд. И отчасти поэтому и Отряд смог стать почти идеальным, а там, где не был идеальным – там это придавало больше жизни нашей истории.

Инголдо – спасибо за Свет, за тепло и за то, что находил слова для каждого. Спасибо за невероятной по силе и красоте Поединок с Сауроном. Это, конечно, спасибо вам обоим с Сауроном, и всем, кто участвовал в подготовке. Спасибо за чудо стихшего дождя и вообще за то, как ты был центром сказки и чуда на этой игре. Отдельное спасибо за «auta i lómë», что мы повторяли в «мастерской». Спасибо за то, что подпевал. Спасибо, что с тобой это было не про страдание, а про жизнь, стойкость, Свет и надежду.

Берен - спасибо за разговор по дороге, за краткие разговоры в подвале, за обсуждения планов побега, драки с орками, товарищество. Но самое главное - за любовь к Лютиэн и за эстель. Берен и его любовь стали воплощением того, ради чего стоит сражаться, и в чем настоящий смысл жизни. Для меня выбором был отказ от любви из-за войны и ради войны. Но ваша история и выбор Инголдо стали напоминанием о том - ради чего это все.

Тинвэнеуро и Сулин – вам было сложнее других, потому что вы были в плену вместе. Я себе не представляю, что делал бы, окажись я в такой же ситуации. В том числе поэтому мне было страшно позволить себе любить. Но вы были примером какой-то невероятной стойкости. Не слабость друг для друга, а поддержка.

Эртуйлэ Хильмандиль – спасибо тебе за дружбу и за отблески солнца даже во тьме. Ты напоминал про Нарготронд и про то, что за пределами подвала есть жизнь. И спасибо за рисунок с Древами на стене подвала. Я рад, что ты выжил.

Инвиль – спасибо за помощь и за исцеление. А еще большее спасибо за здравый смысл, когда ты прислушивался к пожеланиям и не лечил более того, чем необходимо, не тратил силы зря.

Нассэ – спасибо за музыку и песни и за то что был живым свидетельством того, что даже в одиночестве там можно выжить и сохранить себя, несмотря ни на что. Глядя на тебя, я думал, что даже если нас всех постепенно убьют и Финрод останется один, он сможет выдержать и не сломаться. И это радовало и давало надежду.

Я не смогу написать художественного текста про плен со всеми деталями. Такое я могу только прожить или отыграть, а потом все – рассказывать про это я не могу. Могу писать только благодарности и рациональный анализ.

Для меня самым важным в этой части игры было выразить внутреннюю красоту, которая есть в этой истории, в том числе, пользуясь словами Берена, через «мрачную эстетику застенков». Я верю, что даже самые ужасные вещи могут быть не жалкими и страшными, а красивыми – и да, на кресте, на коленях, на пыточном столе можно сохранить Свет, веру, надежду, гордость и самое главное – себя. И дело даже не в том, чтобы не орать на пытках или вести себя как классический герой. Я орал и какие-то вещи ломали. Для меня дело, наверно, во внутреннем ощущении прежде всего. А вот как его описать… наверно, как внутреннюю свободу и достоинство.

Саурона мне не за что благодарить, поэтому спасибо Эриде – за то, что сделала невозможное – по силе, яркости впечатлений, отклику. Это действительно было очень сильно. Саурон действительно получился очень страшным и на это играло множество деталей, которые у тебя получилось продумать. На Арнима с его опытом было сложно произвести впечатление, да и на меня тоже не просто, но у тебя получилось более чем – об этом я рассказывал лично, в том числе про конкретные эпизоды. И при этом оно все не было только про жесть и трэш. Постоянно присутствовал тот самый Свет и надежда, ради которых все. Отдельная благодарность за то, что Саурон дал мне допеть песню, хотя при этом работы не прерывал.
Мне очень понравилось, как у нас происходит взаимодействие на уровне кинестетики, что есть чувство друг друга и даже какие-то резкие и сильные вещи по игре, которые со стороны выглядят впечатляюще, получилось отыграть очень бережно и безопасно по жизни.
А еще мне понравилось, что с тобой можно было говорить. Жаль только, что мы до этой стадии не доиграли толком.

Для Мистэ написал уже отдельно, но повторю еще и здесь. Спасибо тебе - и за страшное, и за красивое – за все, что было. Спасибо за прогулку и за солнце и за то, что держал голову на коленях во дворе, и что руки под голову подкладывал на пыточном столе, чтобы пленники головой об стол не бились. Гэлли - спасибо тебе за тебя – и за то, что ты сделал невозможное и приехал на эту игру. Спасибо за то, что с тобой всегда получается найти свет, надежду и красоту в самой беспросветной Тьме и жестяной жести. Тебе действительно удается оттенять Свет. И более того – не только оттенять. В Мистэ он тоже там был. Вообще весь ТБ на игре был про это. Не про ужасы и трэш, а про то, как можно найти путь вверх и к свету. Это очень тонкая грань и сложно отыграть, чтобы было именно так, но в данном случае получилось идеально. Очень светлое и хорошее чувство осталось после игры, несмотря на весь ужас Гаурхот. Я рад, что сыгралось так, как сыгралось. А про личные благодарности - ну ты знаешь.
И я очень рад, что у вас получилось с Сауроном сработаться - отличный тандем)

Мора – спасибо тебе за лечение. Странно, но получилось так, что от тебя я видел только хорошее - лечение.

Игротехникам ТБ – еще раз огромное спасибо. Орки, Тхури, волк – все были невероятно прекрасны и впечатляющи по игре. Я играл такого персонажа, который дрался при каждом удобном и неудобном случае, особенно поначалу – при этом я очень старался делать все аккуратно и очень рад, что все получилось. И спасибо, что так заботились о нас по жизни – за обогреватель, еду, подстилки, просторную и теплую палатку на ночь. За обогреватель – спасибо лично Диасси. Он нас вымокших насквозь буквально спас. Спасибо за то, что все было так хорошо продумано – не мешало игре и работало. Вы Герои – весь ТБ.

Песня

Для нее были частично взяты известные куплеты и слова, а там, где мне нужен был какой-то другой смысл, я сам слова дописал. Это не был поединок воли. Это была просто песня.
Спев ее, я отдал Финроду один из своих шансов, чтобы он мог продержаться дольше.
Второй шанс я отдал перед смертью Мистэ для того, чтобы он мог попытаться уйти из-под воли Саурона. Других шансов у меня не было.
Перед тем, как меня убить, Мистэ напоил меня водой и вином и расковал – там состояние было такое, что никакого практического значения это не имело, все равно я бы с того стола сам не встал. Но это имело значение как знак уважения.
И еще, Мистэ, спасибо тебе за то, что сказал освободителям о том, что «вон там лежит мертвый эльф и его надо похоронить так, как должно». А то у меня были бы все шансы долго там на столе пролежать.

Наперекор холодной тьме,
Звезда моя, из туч блесни -
Пусть наши тропы на земле
Твое сиянье осенит.
Звезда моя, наш час настал,
И в этот час, ведом тобой,
Я принимаю этот бой,
Как принимает ножны сталь.

По зову памяти былой
о днях до солнца и луны
Я поднимаю голос свой.
Чтоб силы сделались равны.
Излечит землю свет небес
И смерть не властна над землей.
Лишь жизни песня вечна здесь
И надо мной, и над тобой

В переплетенье голосов,
Поющих о лучах зари,
Средь черных бед и страшных снов
Звезда по-прежнему горит.
Железа холод, камень стен
Не смогут веры погасить.
Вплетая в гобелены нить,
Огонь души прогонит тень.

A Элберет Гилтониэль,
Что видит все мои пути,
В темнице ночи, в черной мгле
Надеждой ясною свети.
Свети, где долог каждый шаг,
Свети сквозь холод, страх и боль,
Веди сквозь тени за собой,
Как корабли ведет маяк.

Надежды крылья на ветру
Среди высоких облаков.
Восхода солнца по утру
Не удержать в плену оков.
Любовь и жизнь сильнее тьмы,
Сквозь камни прорастет трава.
Где дом наш был, земля жива,
Здесь Тьме не выиграть войны.

Мандос

Сначала мы сидели и отходили от игры и всего прочего в ТБ, потом пошли доигрывать в Мандос. Первым пошел Инголдо, я остался ждать. Сначала стоял, потом почувствовал, что сейчас засну стоя, сел на траву, потом лег. И заснул. Во сне мне казалось, что рядом стоит черная фигура в капюшоне и я подумал «о, это Намо, наконец, за мной пришел», а потом я услышал, что возвращается Финрод, и проснулся.
Я говорил с Намо, Ниенной и Вайрэ, наверно, минут 40. Про все. Про выбор войны вместо любви, про любовь к жизни. Про то, что мне удалось и что нет. Про то, чего я хочу. Про прошлое и будущее. Говорил я с Намо и о Мистэ – о том, что пытался вернуть майя с темного пути. Намо сказал, что надежда есть. Надежда всегда есть. Для меня решением Намо было – ждать в Чертогах до срока.

Намо - спасибо тебе, что говорил правильные вещи. Ты хорошо уже меня знаешь и знал, что надо говорить. Оно было очень тем, что нужно было.

А потом мы сидели у костра, после пошли в ТБ и утром уже на обратном пути в Нарготронд сделали фотосет в полях о том, как такие все красивые Финрод и Арним вернулись в Валинор.

Послесловие

Отдельное спасибо всем причастным за невероятно красивую сцену в Ангамандо – трон и костры – которую я наблюдал уже как игрок из темноты из-за того самого трона.
Лютиэн спасибо за танец – это было очень красиво – эльфийская магия и еще один идеальный момент на игре.

Эль – огромное спасибо тебе за помощь по жизни, что помогла собрать мои вещи и позаботилась о том, чтобы меня-мертвого для оплакивания положили хотя бы на плащ, а не прямо на муравейник.

Я прошу прощения у всех, с кем не доиграл или не поиграл. К сожалению, никогда не получается поиграть со всеми. Прощу прощения и за то, что мне зашли не все неканонные повороты сюжета и толкования, но тут уж как есть – написал как чувствую. В целом для меня игра получилась невероятная совершенно по силе и магии. Спасибо за нее всем причастным!

Финрод и Берен (автор фото Marina Arens), картинки про Арнима - спасибо Альквэ, разведка с Тинвэнеуро и Ородлином, лежание в целительской (как раз говорю Куруфинвэ про безопасность города, не давая бедному даже лекарство выпить спокойно), стояние в дозоре у Завесы, пока идет совет.




















Цитируя Берена... мрачная эстетика тол-ин-гаурхотских застенков. Спасибо фотографам!





















Возвращение Финрода и Арнима в Валинор после смерти.




















Tags: #балладаолюбви, #лэйтиан2019, РИ, Сильмариллион, Сны наяву, Текст, Толкинистика, Химринг в голове, Эльфы - мой мир, Я так вижу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments