Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë (airenyere) wrote,
Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë
airenyere

История Хеймдалля, стража богов

Хеймдалльский рог и Виолища для масштаба. На игре он веселил народ до игры и после, когда все по очереди пытались в него дудеть) И что-то меня вштырило до того, чтобы написать персонажный отчет и пару мифов))



История Хеймдалля, стража богов

Это не сага, ибо саги складывали раньше, когда даже люди жили так, как будто были великими героями, почти богами и жизнью легенд. Но легенды стали легендами, часть из них потерялась, часть забылась и даже боги теперь перестали быть богами, пробудившись в телах людей, привязанные к смертной оболочке, ее страстям, чувствам, страхам, болезням и потерям. Ее слабости.

Хеймдаллю, пожалуй, повезло. Он пробудился в 2014 году, не одним из первых, и не изведал ни беспредельного одиночества, ни страха безумия. Вместе с ним пробудились его братья Тор, Тюр и Браги, а также некоторые боги из других пантеонов. К тому времени Один уже состоял в Совете богов - Зевс, создавший Совет в сентябре 2013 года, заключил с бывшим соперником перемирие, предложив тому почетное место в Совете. Официальной целью Совета стало найти пробудившихся и помочь им осознать себя, понять, что произошло и как это исправить, не допустить гибели божеств. Хеймдалль пошел тем единственным путем, которым мог пойти – пошел за отцом и работал для Совета, собирая информацию, помогая новопробудившимся, которых находила Фрейя, и охраняя братьев, насколько мог.

Его потрясло, когда в декабре 2014 года Тюр был убит и обстоятельств смерти выяснить так и не удалось. Кровная месть не могла свершиться, пришлось просто смириться. Позже пропал Браги, когда с группой других богов отправился на разведку в психиатрическую клинику, спонсируемую корпорацией “Chaos Inc”. Фрейя вычислила, что в клинике держат Персефону, на тот момент еще толком не пробудившуюся, Кетрин Джонс, подающую надежды молодую актрису театра, которая, по информации СМИ, пропала без вести. Тут тоже ничего нельзя было сделать до поры до времени. Потом была попытка второго рейда, при котором погиб Перун.

В человеческой жизни Хеймдалль был известен как Александр Белов, в 27 лет успешный ювелир, бывший ролевик, музыкант и поэт. Саша жил один. В человеческом мире он не знал своих родителей. Чем-то, напоминающим семью, стал школьный друг Валерка Валерьянов и его тетя Валя, заботившаяся об обоих мальчишках. После школы Валерка пошел в технический вуз и пути друзей разошлись, но они никогда не забывали друг о друге и Валерка с тетей Валей нередко вспоминали Сашу в разговорах за чаем. А потом Саша позвонил другу. Именно он рассказал Валерке и тете Вале о том, кого видит в них – его человеческой семьей были Амон Ра и Исида. Хеймдалль пригласил друга в Совет богов в 2015 на почетное место главы египетского пантеона.

Зимой 2015 года были вскрыты личные документы и счета Зевса, имеющие отношение к существованию Совета. Сын Бальдра Форсети сам пришел в Совет, признался в том, что это его работа и предложил свою помощь. Хеймдаллю нравилось работать с племянником, вытворявшим чудеса, порой даже не вставая из-за стола.

Накануне очередного Совета, который должен был состояться в Нью-Йорке 1 декабря 2016 года, Форсети вычислил местонахождение своего отца Бальдра. Отвезти официальное приглашение Бальдру было доверено Афине. С ней отправился Фенрир. Форсети тоже захотел пораньше увидеть отца и Хеймдалль поехал с ним, поскольку мозги мозгами, а грубая сила тоже не помешает. На подходе к дому Бальдра стало ясно, что происходит что-то непонятное – битые стекла, всполохи и группа людей, которые были явно не в себе и напоминали зомби. Хеймдалль попытался проникнуть в дом, но столкнулся с каким-то пацаном, от которого ощущалась мрачная, почти черная аура и дыхание смерти. Пацан был явно удивлен, что Хеймдалль его видит, а когда тот случайно сорвал с него шапку, бросился бежать. Хеймдалль не пытался догнать, пошел в дом, но буквально у дверей его сбило с ног взрывной волной.

Очнулся в штаб-квартире Зевса. По всему выходило, что Афина и Фенрир спасли всех – Хеймдалля, Бальдра, Хёда и Локи - вытащили из гущи событий чуть ли не в последний момент. Бальдр и Локи рассказали позднее, что на них напали совершенно обезумевшие люди. Нападение было уже не первым и никто не знал, чем они вызваны.
Во время неразберихи Форсети пропал и Хеймдалль был уже готов идти на поиски племянника, но, к счастью, IT-гений вернулся невредимым.

На Совете в Нью-Йорке было много разговоров – о людях-зомби и о том, есть ли способ для богов вернуть их божественную суть. Пока все были в одной лодке и подтвердилось желание оставить хотя бы на время распри и работать на общее избавление.

Про Аида

На Совете Хеймдалль узнал парня, с которого сорвал шапку. Шапка, как рассказал Один, видящий суть магических предметов, делала невидимым. Но Хеймдалль видел суть живущих и потому такие чары на него не действовали. Аид возродился в теле 14-летнего пацана. Когда скандинав подошел поговорить, мальчишка не стал отпираться, и рассказал даже больше, чем Хеймдалль ожидал. Аид шпионил по приказу Хаоса. По всему выходило, что кроме Совета богов, есть другая влиятельная сила. Хаос снова пробудился, собрал вокруг себя сторонников и они тоже собирали информацию и перетягивали на свою сторону богов. Аида взяли в оборот сразу после пробуждения и поставили перед фактом – должен работать на Хаоса. Но чем дольше мальчишка смотрел на то, что происходит, тем меньше ему это нравилось. Поэтому он добровольно выложил Хеймдаллю все, что знал, в том числе и имена сторонников Хаоса среди богов в Совете, и согласился помочь и даже отвести в штаб-квартиру Хаоса, если понадобится – тайно или явно.

Кроме того, Хеймдалль и Аид сошлись в желании «делать хоть что-то, потому что нельзя же просто сидеть и ничего не делать». Аид мог призвать обратно любого из мертвых, Хеймдалль видел истину и ложь и мог отличить одно от другого. Посоветовавшись, решили провести эксперимент. На Совете богиня Кали много говорила о том, что после смерти переродится и будет способна вернуть свою божественную суть через круги смертей и перерождений. Возможно, это был путь – умереть, избавиться от человеческого тела и остаться лишь божеством. Кали вызвалась пожертвовать собой ради эксперимента. Хеймдалль рассказал о планах отцу, Один тоже захотел участвовать. Собственноручно он убил Кали, ударив в сердце своим ножом. Богиню оставили блуждать в посмертии с тем, чтобы она могла рассказать о том, что с ней происходило.

Когда пришло время возвращать Кали обратно, боги поговорили с ее духом и по всему выходило, что дело плохо – дух Кали не мог покинуть тело и оставался рядом с мертвой плотью, словно привязанным к ней. Можно было попробовать сжечь тело, но после долгих препирательств боги решили все же не делать этого с Кали и не обрекать ее на заключение рядом с собственным пеплом в случае неудачи. Понимание того, что и смерть не несет освобождения – было неприятным. Для Кали, судя по выражению ее лица, знание стало потрясением, разрушив ее картину мира и несколько сбив уверенность в собственной абсолютной правоте. Но богиня быстро оправилась, вернув себе и самовлюбленность, и самомнение, и снова вызывая желание убить ее на месте – едва не большее, чем прежде. Хеймдалль отнесся философски. Аид со смертью по-любому был на «ты». Поэтому даже неудачный опыт стал источником знания, но не причиной опускать руки. Нужно было просто искать новый путь и способ. Тем более, что пока было действующее человеческое тело, его можно было исцелить и в него можно было вернуться. Времени было мало, но оно было.

Про Хёда, Бальдра и Локи

У Хеймдалля и Хёда не было причин ни любить Локи, ни доверять ему. Источник проблем и зла. Хеймдалль признавал, что Локи иногда мог быть полезен, но количество проблем от него неизменно превышало его полезность. Поэтому когда Хёд обмолвился о том, чтобы убить Локи, Хеймдалль подумал, что, пожалуй, стоит. Теперь, когда Бальдр пробудился, не стоило рисковать его жизнью и тем, что история повернет на новый круг и снова встанет на путь к Рагнареку.

Никто из скандинавов не мог убить кровного родича без плохих последствий, а Локи был побратимом Одина. Хеймдалль обдумывал – как лучше осуществить план так, чтобы и задуманное было выполнено и законы соблюдены, когда Хёд, не раздумывая более, бросился на Локи с ножом. Хеймдалль остановил второй, добивающий, удар левой рукой, схватив нож за лезвие. Перед мысленным взором был предыдущий суд над Хёдом и Хеймдалль не был готов проходить через все это заново. Он любил брата. Поэтому Хёда скрутили, Хеймдалль отобрал у него нож и не стал просить исцелить свои раны на ладони – чтобы помнить о собственной ошибке и недосмотре. Локи исцелили и, казалось, что все исправлено, но в сердце Хёда было слишком много горечи, обиды и боли. Он думал, что не значит ничего для Бальдра, который простил и защищал Локи.

Хеймдалль пытался говорить с Хёдом и переубедить его, но видел, что тень на сердце брата не исчезает. И случилось так, что Хёд смог где-то добыть нож и все-таки убил Локи, когда старшего брата не было рядом и он не мог помешать. Порождение Локи Хель тяжело ранила Хёда и, когда Хеймдалль нашел брата, Хёд просил добить его. А потом мимо прошел Локи. Он сумел вернуться из мертвых и смеялся. Все усилия Хёда были бессмысленны и теперь его должны были судить за убийство кровного родича. Возможно, дать Хёду умереть было бы самым простым, чтобы не было нового суда и новой казни. Но каждый должен пройти свой путь до конца и не сворачивать там, где проще всего. Кали согласилась помочь и держать Хёда среди живых столько, сколько было нужно для Исиды, чтобы обрести силы после предыдущего исцеления. Позже Хеймдалль узнал, что Исида, когда у нее не оставалось сил, обратилась вместе с Гекатой к Хаосу, чтобы спасти тех, кого еще можно было спасти. Поэтому каждый раз, обращаясь к ней за помощью – сначала когда был ранен Форсети, потом для Хёда, Хеймдалль тем самым способствовал ее пути к Хаосу.

Когда Хёд был исцелен, Хеймдалль отвел брата в сторону и отдал тому его нож. Без объяснений, сказал только почти без всякого выражения: «Я возвращаю тебе твой нож». Хеймдалль верил, что Хёд поймет, что надо сделать. И все так и случилось – одним движением Хёд перерезал себе горло, вынеся себе приговор и приведя его в исполнение. Хеймдалль отнес тело брата в безопасное место, где он мог лежать в покое, и оставил там. Теперь было два пути. Хеймдалль верил, что Бальдр сделает все, чтобы вернуть Хёда и тогда Хёд, может быть, наконец, поверит в то, что нужен Бальдру и насколько сильно нужен. Если бы Бальдр не смог, то должен был выручить Аид. Хеймдаллю было все равно, какой бы оказалось цена. Поэтому когда отец сказал, что «раз Хёд так хотел умереть, то пусть его желание исполнится», Хеймдалль промолчал, ибо не мог перечить отцу, но не хотел и отказываться от того, что могло случиться и послужить исцелению горечи, которая мучила Хёда, и исправлению его судьбы.

Хеймдалль не ошибся насчет Бальдра. Бальдр повторил все то, что случилось с Хёдом, прошел его путь, перерезал себе горло и поделился с Хёдом своей жизненной силой. И столько в Бальдре было света и жизни, что жертва не убила его, а наоборот – воскреснув, он привел за собой и брата. Они больше не могли говорить, став немыми, но глаза обоих теперь сияли жизнью, любовью, пониманием и радостью.

Про норн

Когда удалось узнать, что в том, что случилось с богами, как-то замешаны норны, это было неудивительно, поскольку норны замешаны во всем, что происходит, так или иначе. Аполлон сумел увидеть, где найти норн, и Один с Зевсом отправились туда, в квартирку на верхнем этаже неприметного дома в Бруклине. Хеймдалль пошел с ними, ибо видел правду и ложь и мог различить их, а слепо доверять не стоило даже норнам.

Старшая из норн рассказала о том, что сестрам надоело смотреть, как боги вечно враждуют, разрушая мир, и тогда норны решили пробудить Хаос. Хаос должен был ограничить богов, но Хаос решил привести всех к истоку и фактически уничтожить с тем, чтобы пересоздать по своей воле. В последний момент норны остановили это и случилось так, что боги не погибли, но оказались заперты в человеческих телах. Чтобы вернуть богам их божественную суть и освободить от смертного удела, нужно было совершить ритуал, а для него нужны были четыре артефакта: чаша, двое колец, которые были сходны и различны между собой, и сердце. Артефакты нужно было собрать в одном месте и расположить в форме креста.

Взамен на рассказ о ритуале норна потребовала от Одина и Зевса клятвы прекратить вражду и войны. И боги поклялись сделать так. Хеймдалль слушал разговор и свидетельствовал, что норна сказала правду.

Про Хаос и Последний Совет

Были собраны три артефакта. Чаша, хранившаяся в музее Грааля в Венеции. Одно из колец, которое богам отдала норна. И сердце, которое носила на шее Афродита в виде драгоценного камня. Но второе из колец оставалось у Хаоса.

Сначала к Хаосу отправили Гермеса. Один отдал богу, способному украсть все, что угодно, шапку-невидимку, она должна была помочь пробраться к Хаосу незамеченным. Но проходило время, а Гермес не возвращался. Тогда боги посовещались и решено было идти к Хаосу, чтобы либо переговорами, либо силой получить последний артефакт. К тому времени стало известно, что и Хаос знал о ритуале, но хотел провести его так, чтобы вернуть все силы лишь себе, погубив остальных богов.

Зевс и Один вели всех, но перед самым началом, когда еще никто не знал, быть ли переговорам или битве, Один покинул свой пантеон. Потом вышел Эреб, стоявший на стороне Хаоса, и ударил пришедших заклинаниями. В столкновении Бальдр был ранен. Остальных Зевс сумел защитить своим щитом.

Происходящее требовало действий, но Хеймдалль чувствовал себя потерянным и не знал, что делать. Он столько времени шел за отцом и был его стражем и стражем богов, что с уходом Одина его мир почти рухнул. Но Тор оставался рядом. Тор всегда был рядом, спокойный и уверенный в своей силе. И нужно было помочь Бальдру. Хеймдалль увидел Исиду, вышедшую почему-то из дверей Хаоса, но не думал долго об этом, а попросил помочь Бальдру. Исида помогла, затем отвела Хеймдалля в сторону и заплакала. И было так, что это не Хеймдалль смотрел на египетскую богиню, а Саша обнимал тетю Валю, пытаясь успокоить и понять, что произошло. А потом услышал тихое «Валерка погиб».

Исида, истощившая свои силы в помощи другим, обращалась к Хаосу и не могла противиться больше его воле, принесла присягу. Когда Амон Ра отказался сделать то же самое, Хаос убил его. Исида знала, чем рискует, рассказывая об этом Хеймдаллю и предавая тем самым Хаоса. Предательство стоило ей жизни. Богиня ушла, осталась лишь тетя Валя, помнившая все и просившая Сашу беречь себя и не верить Хаосу.

Хеймдалль не знал, что делать дальше и не было никого, за кем идти и с кем посоветоваться. Потом он осознал, что Зевс пошел говорить с Хаосом. Надо было предупредить. Хеймдалль спросил, где верховные боги, и когда ему указали, вышел в холод и тьму на балкон, где Зевс и Хаос стояли и разговаривали. Было уже без разницы – как говорить. Можно было и не скрывать и бросать обвинения в лицо. Хаоса они не смутили. Он ответил, что другие боги тоже убивали его сторонников. И это было правдой. Хеймдалль сам видел убитых Эреба и Никту, которым Зевс отрезал головы. Хаосу удалось возродить их, но случившегося это не меняло. Видел он и мертвого Кецалькоатля, которого застрелил Один и которого некому было возродить.

Можно было броситься на Хаоса и попытаться отомстить за убитого Амона Ра, друга детства Валерку. Хеймдалль понимал, что у него не хватит сил убить Хаоса в открытом бою. Поэтому это означало бы только помешать переговорам и начать битву. Саше Белову было все равно, он хотел отомстить за друга. А Хеймдаллю было не все равно. Он думал о братьях и их судьбе. Можно было начать убивать, а можно было попробовать договориться в этот раз. Хаосу нельзя было доверять, но сейчас он не лгал и Хеймдалль чувствовал это. Хаос рассказал о своих намерениях убить всех – честно и не скрывая. Но сказал, что сейчас изменил мнение. Он не верил в то, что ритуал вернет божественные силы всем богам, но был готов прийти на Совет и принести свое кольцо. Был готов, чтобы решали все вместе. И Хеймдалль снова чувствовал, что Хаос не лжет. Что же, и Зевс, и Хаос были талантливыми переговорщиками и если им удалось договориться... потом из тьмы возникла Хель и Хеймдалль понял, что у него не было ни малейшего шанса причинить какой-либо вред Хаосу.

И все же сомнения не оставили. Перед Советом Хеймдалль все еще думал о том, что следует сделать. И снова отбросил мысль об убийстве, представив, как начнется резня и все погибнут, не использовав шанс, который был сейчас так близко. Хеймдалль вошел в зал Совета последним и встал за спиной у сидевшего в стороне от всех Хаоса. Чтобы остановить, если потребуется. И по-прежнему раздумывая о жизни и смерти. Сейчас он мог бы ударить в незащищенную спину. И Хаос не смог бы ни помешать, ни защититься. В этот момент Хаос бросил взгляд через плечо. Он увидел, что Хеймдалль стоит там, а следом Зевс пригласил его сесть рядом. А затем и Эреб. Но Хаос отказался и остался там, где был. И тогда Хеймдалль понял, что не ударит, не нарушит клятву, которую его отец дал норнам. Или это был Саша, для которого было бы бесчестьем – ударить в спину врагу, пришедшему на совет и словно бросающему вызов доверию.

А потом Хеймдалль увидел, как Зевс берет за руку Афродиту и говорит всякие глупости о желании побыть рядом. Громовержец никогда не скрывал, что порой думает не теми мозгами, которые сверху, так что и тут для большинства все выглядело как очередная прихоть любвеобильного бога. Хеймдалль же смотрел как красиво, словно медленный танец, начинает выстраиваться крест, инициирующий ритуал и возвращающий всем богам их божественные силы. «А померяться, кто круче, можно будет потом, с новыми силами», - подумал Саша Белов. И Хеймдалль был согласен в этом со своей человеческой сущностью.

(Персонажный отчет по игре "Война богов: стадия I", https://vk.com/vojna_bogov)
Tags: История, РИ, Текст, Я так вижу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments