Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë (airenyere) wrote,
Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë
airenyere

В основном про меня и Финдекано и простынь игрового обвма

Наверно, мне нужно было побыть с морем. И с крепостью. Послушать камни, ветер и море. И не читать больше никаких отчетов-критик. Пусть я в розовых очках, наплевать. Пусть пишу в основном спасибы и кто-то может посчитать их неискренними. Наплевать. Главное - что не посчитают те, чье мнение мне важно. А их много, чье мнение мне важно и кто не посчитает. Я хочу свой мир РИ и мир Арды видеть так, как вижу. Я не хочу больше участвовать в обсуждении чужих претензий друг к другу. Если кому-то есть что сказать лично мне, то я с радостью поговорю хоть на своей, хоть на чужой территории. А там, где спорят другие между собой - больше нет. Прошу меня простить, если я кому-то не ответил. Или не прощать. Но я больше не могу и не хочу. У меня ощущение, что у нас продолжается Непокой по жизни. Видимо, как раз чего кому на игре не хватило... А мне сейчас ближе всего "молча отошел и долго стоял в стороне".

И подумать да. У меня было время подумать - почему я пишу спасибы. У меня было три полигонных игры в России - "Рудник", "Осень Средиземья" и вот теперь "Нолдор: непокой". У всех трех были разные мастера. И все три стали для меня событием и воплощением чуда. Со всех трех я помню соигроков и их персонажей поименно, отдельные моменты, картинки, слова и фразы. Про все три я счастлив, что я там был и что довелось сыграть эти истории. Все три стали ценностью. Я думал, почему мне обычно нравится и легко быть с разными игроками. Наверно, это профдеформация. С 2004 года я по работе кем-то руковожу и всегда это был достаточно небольшой коллектив, чтобы каждый из его участников имел значение. У меня никогда не было возможности сказать кому-то "Если тебе не нравится, то дверь - вон там" или игнорировать, потому что всегда важен был вклад каждого. Я привык искать в каждом его сильные стороны и работать с тем, что есть. Как и всё, это недостаток и достоинство. Но это помогает не разочаровываться. Подходить не с тем, как я вижу и что хочу получить, а искать, что другой может дать, в чем он действительно хорош. Ценить. Мне нравится так. "На Химринге принимают всех" - для меня не просто слова.

Предыдущий пост был про семью и события, про то, что было ясным, понятным и надежным, и очень сильно поддерживало и по игре, и по жизни. А этот пост про то, что творилось у меня в голове и в душе, про обвм, короче. И оно не было таким уж ясным. Большая часть обвма у меня была про братьев, но там все было более-менее понятно, а вот менее понятно было с обвм про Финдекано и отношения со Вторым домом, ну и про себя, само собой. Вот про это я сейчас и пою, чтобы разобраться.

Наверно, мне тоже лучше начать с событий до игры. Я не знал Ронью до того, как она пришла ко мне в личку и сказала, что мастер просил согласовать Финдекано с Майтимо. Я не знаю, почему с самого начала было так легко говорить и почему мне в итоге даже захотелось показать те тексты, видевших которые можно по пальцам перечесть. Я не знаю, почему так совпало видение. Наверно, просто иногда так бывает. Тексты Роньи я перечитывал до игры и перечитываю сейчас. Для меня это вот так, как было. Я никогда не думал, что это может совпасть настолько. На самом деле это второй случай в моей жизни, когда какие-то места из написанных текстов совпадают с глюками практически буквально без всякого предварительного согласования.

Перед игрой я думал о том, что мы должны сыграть непокой и сознательно пытался настроиться на то, что надо будет верить слухам и за пару дней прожить охлаждение отношений, чего бы мне там ни хотелось на самом деле. Еще перед игрой я думал о том, что хотя бы часть игры я не хочу драмы и каменного лица себе, а хочу мирного Амана, но с мирным Аманом получилось не очень.

Пожалуй, я напишу отрывки, чтобы снова все не пересказывать

Начало
Началось все с непонятных огненных майяр и сначала это все было просто непонятно, интересно и, конечно, мне хотелось обсудить не только с братьями, но и с другом. Поэтому мы и пошли к Финдекано. Я сказал что-то в том роде, что хочу ему рассказать и спросить, что они слышали. Так получилось, что мы уже начали обсуждать все это с Аракано и Лаурефиндэ и прошли к ним, успев лишь только поздороваться с семьей Финдекано. А когда Финдекано притащил нам горячий чай и поесть, то мне было с одной стороны приятно, а с другой ужасно неудобно. И при первой же возможности, когда разговор можно было продолжить со всеми присутствовавшими у костра, захотелось выйти из отдельного помещения. Ну и в итоге получился теплый вечер, на котором все было очень спокойно.

Праздник
После праздника я пошел с Финдекано к Манвэ, чтобы договориться про лучный турнир. И по дороге, наконец, отважился подарить Финдекано нож. Да, мне хотелось самостоятельно сделать гравировку на лезвии. Да, я тренировался и в итоге сделал, что хотел. Да, мне казалось, что оно несовершенно (и оно и было несовершенно). И персонажа, и игрока грызла мысль о том, что "ну зачем Финдекано это нужно" и "кто-то, кто умеет, сделал бы намного лучше". Но мне было важно, чтобы это оставалось не только рисунком на текстолитовом клинке, но и чтобы существовал такой реальный нож по жизни, из стали, с деревянной рукоятью, выглядящий хотя бы примерно так, как об этом было написано в той словеске, которая стала в чем-то и моей тоже. Поэтому сначала это был текстолит, а потом настоящий нож. Поэтому мне было приятно, когда нож пригодился, оба. Вот просто до детского такого счастья.

Араман
Я позвал Финдекано в Араман. Для меня это было очередное приключение, каких было уже много, для него тоже - ничего особенно, тем более нас была чуть ли не целая толпа. Просто прогуляться немного по льдам и посмотреть на огни. Не должно было ничего случиться страшного. А получилось так, что от этого похода я потом долго не мог отойти. Во время него мне пришлось делать выбор - оставить отца или рисковать всеми, я выбрал - идти за отцом, несмотря на риск погубить всех остальных (персонаж, конечно, книгу не читал, но у игрока от аналогии, пусть и отдаленной, вынесло крышу), потом голоса предлагали мне остаться самому, чтобы спаслись все остальные. А отец получил предвидение, что не увидит будущего своих сыновей, и рассказал мне об этом. Потом я приходил в себя и осознавал, что все чуть не погибли (нет, игрок знал, что там никто не сложится, но по игре все выглядело так, что вполне могли бы). Я лежал головой на коленях у Финдекано и пытался убедить себя, что все нормально и что ни с кем ничего плохого в Амане случиться не могло бы. Но у меня не получалось. Мне нужно было с кем-то поговорить. Я хотел поговорить с Финдекано, но как-то понял, что ему нужно идти и что у него дома, наверно беспокоятся. Кроме того, мне стало стыдно, что я не могу справиться с каким-то дурацким страхом - ну что в самом деле нам могло там грозить. И при этом я смотрел на Кано и видел, как ему плохо. Видел, как боялись друг за друга Амбаруссат. И как переживал за всех Морьо. И это означало, что мне нельзя переживать и бояться, а надо быть спокойным, все же было в порядке. В этом хорошо помогал Нильдо своими шутками - это было то, что надо - не думать о том, что могло бы случиться страшного, потому что ничего страшного не случилось. Но отделаться от мыслей о произошедшем я все равно не мог и страх и тревога грызли изнутри. Помог в результате разговор с Финвэ. А еще после этого я сказал, что не хочу больше слухов, туманных предсказаний и неясных опасений чего-то плохого, потому что так мы сами себя пугаем.

Аватар
Отношение к походу в Аватар у меня самого поменялось несколько раз по ходу игры. И в этом, наверно, и корень непонимания с братьями. Начиналось все с обычного похода, как и в Арамане, но после Арамана относиться к этому, как к обычному походу, у меня уже не получалось. Отец говорил о том что надо бы пойти посмотреть, что там происходит, если у Арамане творится то, что творится. И я был с этим согласен. При этом, мне показалось, что мы все были согласны с тем, что для похода нужна подготовка. Короче, к тому моменту, когда речь о походе в Аватар зашла серьезно, я думал о том, что мы либо будем готовиться серьезно, либо придется всех отговаривать. А потом я узнал, что отец уже пошел туда и не вернулся.
Когда я пришел за оружием к Финвэ и мы поговорили и когда Финдекано потом пошел со мной в Валимар, мне и как персонажу, и как игроку, стоило каких-то невероятных усилий не попросить, чтобы он остался со мной. Но к тому моменту я себе дал обещание, что второго Арамана не будет и до тех пор, пока это зависит от меня, я никого и никуда не поведу неподготовленными и безоружными, чего бы мне это ни стоило. Поэтому я старался говорить холодно и ненавязчиво дать понять Финдекано, что мне не до него сейчас, что у нас тут свои дела с семьей. И когда я говорил о том, что не смогу обещать ему, что сообщу, если соберусь в Аватар пойти, речь шла не только о том, что мне может не хватить времени по жизни, а и о том, что если я пойду на тех условиях, которые мне не нравятся, то я пойду один. Да, игрок был все время в курсе, что в Арамане никто не сложится, что до Эндорэ еще дожить надо, но персонаж считал, что без подготовки идти - безумие и сам бы не пошел без крайней необходимости. Крайняя необходимости возникла, когда я вспомнил про предвидение отца и осознал, что возможно, пока я там стою и жду вестей, он где-то снова лежит вот так же, как в Арамане, и что я могу не успеть на мгновения.
Да, я осознавал, как братья отнесутся ко всему этому. Но вести всех в рискованный поход во второй раз - было выше моих сил. Хотя там бы и без меня нашлось, кому вести - Лаурэфиндэ, например. Но с моей ответственностью это ничего общего не имело и ее не умаляло. Да и времени опять же не было. Потом, когда быстро выяснилось, что все в порядке, я хотел успокоить всех через осанвэ, но не учел, что там, где мое спокойствие и каменное лицо могли сработать с Финдекано, оно не работало с Нильдо и братьями. Семья огненных параноиков прямо. И да, я вас люблю.
Разговоры о доверии очень много мне дали. И тот вечер, когда мы сидели у костра и разбирались со своими семейными делами. И вот как угодно, но по игре это было правильно... все остальные разговаривали на площади с Мелькором, а мы оставались своей семьей и обсуждали то, что произошло за день, говорили о том, как должны держаться вместе и доверять, что каждый справится с тем, что должен сделать. Из таких вещей складывалось потом все то, что помогало держаться всем вместе и идти вперед.

Мечи
Из Второго дома Финдекано был первым, кто увидел, как Феанаро упражняется с мечом. Мы-то думали о походе и мечи на совет принесли для похода. И то, что мы принесли их за поясом... ну так же удобнее. А Второй дом воспринял это с подозрением, а потом еще Мелькор им в уши напел и по игре все было правильно. Вот меч, который мы для Арафинвэ ковали, я нес в руках, потому что это чужой меч.
Я уже говорил о том, что принесенные на совет у Финвэ мечи, видимо, стали результатом неверного понимания игротехнических переговоров накануне. Потому что отец мне утром велел принести меч и сказал, что мы возьмем с собой мечи на совет. У меня сложилось впечатление, что это согласовано то ли с мастерами, то ли с остальными игроками, то ли с теми и с другими. И мне кажется, что таким образом было понято пожелание о том, чтобы подтолкнуть конфликт. Хотя я могу и ошибаться.
Когда мечи перестали быть тайной, я обещал Финдекано, что научу его сражаться. Правда, сначала мы ходили к Ауле, но Ауле был где-то. И потом уже я отказался снова идти к Ауле, потому что тренировка с Финдекано была важнее. А потом Финдекано отказался идти к Ауле со мной, потому что им надо было тренироваться с отцом. В итоге к Ауле я так и не сходил. Потому что позже выбрал лучный турнир и не жалею об этом.
Я отдал Финдекано свой меч - тот, который считаю именно своим из всех, которые у меня были. Ронья уже все написала об осознании - что с мечом делать. Я тоже об этом думал, и слова на мгновение застряли в меня в горле, когда Финдекано задал свой вопрос, но тогда я уже нашел для себя объяснение - для меня это было про тех тварей, что могут встретиться в Эндорэ. Несмотря на это, на тренировке я старался изо всех сил, чтобы даже случайно Финдекано не задеть. Почему-то это меня кошмарило сильно. Кстати, с Морьо тоже кошмарило. На игре и персонаж, и игрок не могли допустить - чтобы даже случайно задеть друга или брата, поэтому я старался быть предельно осторожным. Но, кажется, мы с Морьо друг друга все-таки пару раз чуть-чуть задели.

Аракано
За время игры у меня несколько раз было желание поговорить с Финдекано об Аракано и один раз мы даже поговорили, хотя и недолго. Я не знал - насколько это приемлемо - лезть в дела другой семьи, но не мог и промолчать. И мы оба пытались убедить Аракано, что дома его любят и просто боятся за него. И при этом я видел, как растет раскол и как отношения становятся все сложнее и сложнее. За Аракано я сначала старался присматривать в том числе и потому, что он младший Финдекано и потому что знал, как сам беспокоюсь о своих младших. Думал, что и Финдекано беспокоится не меньше. И он беспокоился. Временами на все это было очень больно смотреть. А когда я лучше узнал Аракано, то в итоге он стал мне другом, а потом и еще одним братом. Но все равно это было тяжело, потому что я думал, что мне было бы больно, если бы мои младшие тянулись бы к другой семье.

Свадьба Турукано
Когда Нолофинвэ и Турукано пришли с приглашением на свадьбу и Нолофинвэ начал обвинять Феанаро, я стоял и думал, что он обвиняет моего отца, хотя отец не знал о том, что творится в Арамане. Никто не знал, даже Валар, даже Манвэ. И при этом я, выбирая между отцом и всеми остальными, сознательно выбрал не оставлять отца и рисковал в том числе сыновьями Нолофинвэ. После того, как я сам же Финдекано с собой позвал. Я сказал Нолофинвэ об этом, но ему было не до меня. Тогда же я себя одернул, что, во-первых, не слишком ли я много на себя беру, а, во-вторых, в Арамане все закончилось хорошо, да и спор у отца с Нолофинвэ не об этом - не Араман, так другая бы причина нашлась.
А когда Финдекано пришел приглашать на свадьбу снова, то я ответил что, постараюсь, а про себя подумал, что успею, даже если придется от чего-нибудь отказаться. Мне это было важно не только из-за Финдекано, но и из-за Турукано тоже.
В нашей локации я всегда дергался, чтобы вовремя заметить, если Финдекано придет и чтобы он не чувствовал себя нежеланным гостем. У меня сложилось такое чувство, что братья невольно следуют примеру отца и относятся к дому Нолофинвэ не то чтобы враждебно, но довольно холодно (не знаю про остальных братьев, но по жизни Амбаруссат просто часто были заняты ахч и могли вообще никого не заметить, в том числе Феанаро, что понятно, потому что когда я сам чем-то занимался по хозяйству, то тоже окружающее плохо замечал, но сыграло это правильно). И тем более сильным контрастом было то, что в доме Нолофинвэ меня каждый раз принимали очень тепло. И не менее тепло приняли, когда я пришел на свадьбу Турукано. И пить из одной кружки с Финдекано. Мне каждый раз от этого становилось как-то особенно уютно ))

Совершеннолетие Амбаруссат и лучный турнир
Я был страшно рад, что мне удалось затащить Финдекано на совершеннолетие Амбаруссат хоть ненадолго и что он дождался, пока я ищу кружку и чего в нее налить. К тому времени я опасался, что отношения уже настолько сложные, что он скажет, что лучше не стоит, или просто сложится так, что ему лучше в это время быть с семьей. Ронья объяснила, что ее уже тогда Первый дом слегда поддостал по жизни. UPD: на самом деле это я тормоз и все неправильно понял, потому что Ронья как раз имела в виду, что пыталась понять, почему же Финдекано даже не поздравил близнецов, и подумала, что, видимо, это его уже утомило наше семейство на тот момент - Финдекано, а не игрока:)) А по игре для меня это ощущалось как сложное отношение со стороны Финдекано - когда он не может решить: нормально ли это для него праздновать с нами в сложившейся ситуации.
Потом Финдекано ушел и пришли тэлери. И были танцы с мечами. Как игрок я думал, что сейчас кто-нибудь из Второго дома придет и скажет нам все, что об этом думает, но никто не пришел и ничего не сказал. Только позднее сыграли слухи о том, что Второй дом называл наши танцы с мечами отвратительными.
А потом я в очередной раз собирался пойти к Ауле, но остановился и засмотрелся на то, как стреляет Финдекано. Честно говоря, мне ужасно хотелось попробовать, но как игрок я стремался, что опозорюсь вконец. А как персонаж я не знал, захочет ли Финдекано со мной разговаривать после танцев с мечами. Первые сомнения развеялись из-за Нильдо - когда я увидел, что он отважился попробовать, мне стало стыдно. А прочие сомнения развеялись, когда Финдекано увидел меня и улыбнулся. Ну и то, что он дал мне свой лук и доверил лучшие свои стрелы, одну из которых я случайно всадил в березу... я не знаю, как написать, но это был один из очень эмоциональных моментов игры для меня, когда все хорошо - никакого непокоя, а все так, как должно быть.
Не знаю, каким чудом я дошел до пятого тура, но в реальности уходить мне не хотелось от слова совсем - настолько хорошо было.

После лучного турнира с Финдекано мы больше нормально не разговаривали. Если не считать того разговора на дороге из Альквалондэ, когда он ответил на мой вопрос и повторил то, что сказал Нолофинвэ Феанаро. Я тогда не услышал, с чего началась ссора, и поэтому спросил.

Про суд Валар
На суде Валар, когда Феанаро был очень немногословен, для меня это ощущалось правильным. Да, я знаю строчку в каноне о том, что его заставили отвечать. И вместе с тем я не представлял - как там отвечать и оправдываться. В тот момент я сам ощущал вину, но и нежелание продолжать унижение. Мысли были о том, что "осуждайте уже как хотите и дайте нам уйти". Прощение Нолофинвэ для меня звучало как... я даже не знаю, как это объяснить... Да, со стороны Нолофинвэ это благородно - простить брата, который сделал недопустимое. Но ведь поступок этот тоже был совершен не на пустом месте. Я не оправдываю Феанаро, но вместе с тем у меня очень сложное отношение ко всему произошедшему. И когда я шел со своей семьей мимо семьи Нолофинвэ, я думал о том, что у них должно быть все нормально, и у Финдекано тоже. И что отцу и своей семьей я сейчас нужен, а другу нет и возможно даже неприятен после всего произошедшего. Я старался не смотреть в ту сторону, потому что опасался, что не смогу "держать лицо" и по мне будет видно, насколько мне стыдно и горько и как плохо у меня получается сохранять спокойствие и гордость. На самом деле там, скорей всего, ничего видно не было, потому что по жизни было уже темно.

На "Непокое" у меня сыгралось отношение к Финдекано скорее как к младшему - как к братьям, к тому, кого хотелось защитить, и кому я не мог заставиться себя рассказывать все свои беспокойства. Как-то так сложилось, что о том, что меня беспокоило, я мог нормально говорить только с Финвэ. А с Финдекано еще... странно это сознавать, но слухи сыгрались во многом из-за того, что я переживал и всегда, когда мог, спрашивал о том, как дела у Финдекано... и получал в ответ всякое разное... И только в конце я почувствовал, что на самом деле Финдекано в чем-то словно старше, сильнее и мудрее меня. Ненадолго, когда он пришел перед Форменосом прощаться.

Уход в Форменос
У нас был пожизневый пожар. Это как-то еще больше подчеркнуло то, что я нужен здесь и сейчас. Я подумал о том, не стоит ли пойти попрощаться с Финдекано... а потом представил, что я приду и услышу о том, как там говорят о нас, увижу, как отводят глаза, как Финдекано, возможно не захочет больше выйти навстречу или подойдет, потому что не захочет обижать меня... зачем? Мы виноваты перед ними, каковы бы ни были причины. Мне достаточно того, что у него с семьей все хорошо... насколько это возможно. А потом он пришел. С того нашего непарадного входа, который был ближе ко Второму дому. Когда я уже не надеялся. Вернее, это было такая странная надежда - когда подумаешь "а вдруг?", а потом одергиваешь себя "да не может быть, не выдумывай себе". И я не знал, что сказать. И почему-то чуть не плакал.

Я не знаю слова, не могу подобрать -
Они падают так, будто склон осыпается в пропасть,
Они падают, словно песчинки в часах, словно капли дождя,
Я не знаю слова - все, что я мог сказать, словно ветром уносит.
Ты прости. И еще... береги там себя.
Tags: Мой стихобред, РИ, Сильмариллион, Химринг в голове, Эльфы - мой мир
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments