Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë (airenyere) wrote,
Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë
airenyere

Нолдор: непокой

Дисклаймер: это игровой отчет, по игре. Поэтому, близкие мои, пожалуйста, не обижайтесь, что я называю соигроков родственниками.

Еще один дисклаймер: Про кого-то пока написано очень мало, но я постепенно дополняю и дописываю. Слишком много всего и тяжело собрать все мысли сразу.

После игры мне было очень хорошо. Потому что у нас была прекрасная локация и сыгралось очень сильно, а то, к чему мы пришли к концу игры, было несколько светлее, чем канон. Потом я прочитал послеигровые обсуждения и сам в них поучаствовал... к счастью, они были не от нашей локации. Нет, лично для себя и про себя я не услышал ничего плохого. И я по прежнему хочу ящик водки и всех обратно, но сильно сомневаюсь, что всем игрокам это надо. Вернее, оно выглядит так, что кого-то надо, а кто-то чем-то не вышел. И вот это вот мне печальнее всего. Наверно, слишком вросла установка на то, что в любой команде можно работать с сильными сторонами и искать не недостатки, а достоинства, и что других можно пытаться понять и принять. С другой стороны, обсуждать и говорить - это хорошо, поэтому в целом тоже позитивный опыт. Наверно, надо просто осмыслить. Основную критику про отношение к букве канона и про терпимость я уже высказал тем, с кем разговор был уместен, так что не хочу повторяться.

Благодарности:

Огромное спасибо мастерам и лично Альквэ. По итогам я осознал, что мне близок такой подход, когда у игроков есть шанс самим сделать так, как они хотят. Игра стала для меня и собственным проектом тоже. Перед игрой меня упарывало так, что уши не торчали. Хотелось рисовать витражи, писать стихи, делать гравировки и украшения. Даже несколько словесок было - несколько! - и это при том, что я их обычно не пишу, потому что нет времени. За словески спасибо Ронье (Финдекано), Марине (Лаурэфиндэ) и Эриде (Финвэ) с братьями, Хильд (Нильдо) и Морре (леди Алданис). И игра получилась отличная, по-моему. Про слом привычного мира, про то, что вместе мы справимся с чем угодно и не оставим друг друга, про семью, взаимопонимание и мудрость. Несмотря на то, что игра была мирной, не было скучно и было реально хорошо.

В качестве урока: канон у всех разный, даже если все читали одну и ту же книгу, и играть разные игроки нередко хотят в разное. Эти вещи лучше согласовывать до игры. Для кого-то (для меня) непокой - это, в первую очередь, бунт, вызов Валар и изменения в сознании и мире, для кого-то - в первую очередь, социалка, распри и ссора двух домов. И то, и другое важно, но расстановка акцентов решает очень многое и понимание сильно помогло бы.

Спасибо братьям, Феанаро с Нерданэль и верным Первого дома за ощущение настоящей семьи. Все были разные, но мы все уживались и любили друг друга. В этом смысле строяк сплотил очень крепко. Шутки про то, как не уронить Морьо, когда вешали тенты... И с Турукано и Тандилем вешание тента у Финвэ воспринималось уже почти как часть игры. В общем все это таскание вещей и даже копание сортира - для меня важная часть подготовки, ценная по-своему. Что для меня оказалось сложным - так это заезд части игроков в середине игры. По факту с заехавшими в середине игры поиграть нормально почти не получилось или получилось очень мало и из-за этого жаль.

Огромное спасибо всей моей семье поименно!

Эрида (Финвэ), спасибо за настоящего Короля, очень открытого, любознательного, живого и мудрого, к которому легко было подойти, за разговоры, после которых у меня становилась на место крыша и было легче оставаться спокойным и сильным, за рассказ о тех землях и за доверие.
Глеб (Феанаро), спасибо за то, что создавал для нас ощущение семьи и вот это вот чувство, когда "отец часто занят, но все равно всех любит", за желание идти за тобой и поддерживать, куда бы путь ни вел.
Тильберт (Нерданэль), спасибо за мудрость и за то, что всегда была готова выслушать, замечала все порывы и чувства, поддерживала и всегда находила время и слова для каждого, за то, что была сильной и давала нам возможность жить, совершать ошибки и расти в своих умениях.
Зойсайт (Кано), спасибо за песни и за то, что не боялся показывать страх, сомнения и даже слабость. Это все было очень настоящим. И вместе с тем спасибо за поддержку, когда она была нужна.
Бобер (Тьелко), спасибо, что был спокойным и надежным.
Лайверин (Морьо), спасибо за сказки и за тепло, за интерес к миру, за то, что был всегда рядом и за то, что создавал ощущение семьи и любви, по тебе было видно - как это все тебе дорого.
Диасси (Куруфинвэ), спасибо за юмор, отлов всех, когда надо было обсудить что-то всем вместе, и практичность.
Кшись (Эрьялотэ Эктарэ), на игре практически не получилось поиграть вместе, но спасибо за все, что было до игры и за красоту твоих рисунков.
Джин и Камэ (Амбаруссат), спасибо за поддержку, за смелость, за дом, уют и красоту в доме. Спасибо за организацию локации. Я уже говорил, что был готов морально строить один, когда казалось, что в среду никто не приедет. А то, что вы сделали в итоге... вы герои! Спасибо за то, что так вкусно кормили всех нас все дни игры и еще при этом умудрялись играть! Наши любимые братья :)
Хильд (Нильдо), спасибо за дружбу, поддержку, за руку на плече, за то, что в тебе можно было быть уверенным, за верность, за смелость и за то, что был еще одним братом - ты действительно был им и есть. Я горжусь, что у меня такой брат.
Морра (Леди Алданис), спасибо за мудрость, за знание леса, за то, что потушила пожар в локации и была частью нашего дома. Ты смелая и самоотверженная.
Аня (Лаирэ Котенок), спасибо за игру, за участие в разговоре у костра, за добрый домашний витраж и помощь в кузнице.
Элеран (Таурэльдэ), спасибо за мудрые слова и за поддержание уюта.
Керрен (Айвэндэ), поиграть получилось мало, для меня в основном это было о том, чтобы устроить необходимое по жизни, но спасибо за рассказы про Араман и за танец на тирионской площади.

И тем, кто стал семьей, пойдя с нами в Форменос в конце и сидя вокруг горящего очага в темноте...

Гидеон (Аракано), спасибо тебе за то, что стал одним из братьев и был готов идти с нами. И за смелость отыграть такой неоднозначный сюжет. Спасибо за много прекрасных моментов - в Арамане, просто у костра, за все разговоры, за работу в кузнице. Глядя на тебя, я очень сильно ощущал непокой и раскол. Это был живой и очень больной пример. И очень трудно было балансировать между желанием просто принять тебя в семью и объяснить, что твои тебя тоже любят. Для меня Аракано был другом и стал братом.
Марина (Лаурэфиндэ), спасибо тебе за то, что был таким ярким - казалось, Лаурэфиндэ горел и своей целью, и мыслью о своем пути - исцелении искажения. Для меня ты был другом. И кроме тебя лично, два момента - твои отношения с Фаниэль и дружба с Аракано - делали мне игру, потому что обе истории были очень сильными и заставляли играть "об вас", вызывая массу обвм. Вообще вы с Аракано очень активно реагировали именно по игре и реально жили, именно благодаря вам сыграли многие вещи, которые не прописаны в каноне (уже много говорилось, что там вообще очень мало чего прописано из подробностей), но которые стали живыми в итоге и, по-моему, отлично вписываются в канву канона. И еще вы были очень смелыми, что отважились играть так - создавая то, чего не написано напрямую в тексте, но при этом строго придерживаясь духа канона. Ну вот да, больше всего я благодарен за то, что это было именно про "прожить всем собой". И вся твоя энергия очень сильно ощущалась вовне. Точно так же, как и то, что испытывал Аракано. Аракано для меня стал символом непокоя и раскола. Очень сильно и очень больно. А ты - символом того, как можно идти к своей цели, не испытывая страха, потому что есть то, что важнее нас. Я никогда не забуду, как мы вместе пели над мечом, и того, о чем была эта песня.

Дальше будет изложение событий с точки зрения персонажа. Оно достаточно сухое и схематичное и скорее для себя, пока я еще помню последовательность событий и те моменты, которые произвели впечатление и сыграли для меня. Ну и комментарии от игрока и благодарности по ходу дела всем, с кем удалось поиграть.

Вечер четверга
Парад. Феанаро приносит Сильмарилли показать Валар. Подходит Мелькор и мне это почему-то тревожно и неприятно, я и сам не могу объяснить - почему, и потом виню себя и думаю, что не должен так относиться и реагировать. Я делюсь тревогой с Кано и от этого становится легче. Мелькор спрашивает о том, как Феанаро создал камни и может ли создать еще такие же.
Вечером сидим с семьей у костра в лагере и рассказываем истории. Мимо лагеря проходят огненные майяр, от которых странное, недоброе ощущение - как от огня вырвавшегося из горна. Нильдо и Морьо пытаются их догнать, но безуспешно. Майяр не отвечают на призывы. Потом мы с отцом и братьями доходим до Таникветиль, но там никто ничего не заметил и не знает ничего про странных майяр.
Позже в гостях у Второго дома говорим о тех землях и рассматриваем карты. Нильдо нарисовал карту по рассказам своего отца и Финдарато соглашается взглянуть, те земли интересуют его тоже, а еще они интересуют Артарэсто, Лаурэфиндэ и Аракано. Финдарато учит меня играть в калах. Каждый раз захватывают его увлеченность любым делом и свет в глазах.
(От игрока: Нинквэ, с твоим Финдарато было хорошо и легко, спасибо. И спасибо, Тас, за Артарэсто - светлого, надежного, спокойного, мудрого и домашнего. Про вас обоих всегда думалось, что как же хорошо, что вы есть).

Пятница
У Финвэ я встречаю Нолофинвэ и он раскладывает мне картинки, которые помогают искать ответы на вопросы о настоящем и будущем. Раскладка - меч. В настоящем соловей, звезды и пустая карта. Под всем этим вулкан и бушует огонь. В ближайшем будущем - ключ - какое-то событие, которое определит неизвестность пустой карты. А в будущем обрыв - как окончание того, что есть, и начало чего-то нового. Нолофинвэ говорит, что им выпадала кровь и льды.
(От игрока: Спасибо Дине за Нолофинвэ, который вызывал искреннее уважение. Вообще Второму дому мое восхищение и от игрока, и от персонажа. Ронье я уже говорил, что для Финдекано в твоем лице мне хотелось писать стихи еще до игры, а по игре и по жизни это было просто очень правильно все, я счастлив, что довелось сыграть вместе, спасибо тебе. Анайрэ в исполнении Фил и ее рисунки теперь для меня практически канон, спасибо тебе. И еще ты была очень красивая. И спасибо Лаймэ за Турукано, который ощущался близким родичем, хоть мы и мало играли вместе, а Гидеону спасибо за Аракано, который нам еще одним братом стал).
Праздник на площади Тириона. Творения рук нолдор. Прекрасные витражи Анайрэ и мои витражи. Украшения, сделанные Нолофинвэ, Турукано и мои тоже. Я смотрю на творения мастеров и хочу учиться у них. Дивная флейта Эктариэль. И танцы. Во второй раз в жизни мне удается потанцевать, хоть я совсем почти не умею.
Мы много говорим о походе в те земли и о тех, кто остался там. Но и в Амане тоже есть малоисследованные земли. Айвэндэ рассказывает о северных краях Арамана, где лежит лед и горят разноцветные огни на небе. Мы видели их с Финдекано, но далеко не заходили. В этот раз поход возглавляет отец. С нами идет много народа. Это просто путешествие, чтобы увидеть новые земли и необычную красоту. Сначала мы немного гостим у тэлери. Они очень приветливы, и море тоже приветливо к нам, хотя тэлери говорят, что недавно был шторм и теперь они восстанавливают Гавань. Тэлери провожают нас к границе Арамана. У нас есть теплая одежда и мы связываемся ремнями, чтобы вытащить, если кто-то случайно провалится. Первым проваливается Аракано, потом по очереди другие. Цепь разрывается. В окружающей белой пелене не видно ничего, только черные полыньи и разломы, когда замечать их уже поздно. Из летящего снега складываются белые фигуры и мы слышим, как они говорят с нами. Они говорят о том, чтобы мы поворачивали назад, но мы потеряли тех кто шел впереди, потеряли отца. Когда белые фигуры прикасаются к руке, перестаешь чувствовать руку. У Нильдо с собой снадобье, которое помогает. Мы продвигаемся вперед. В самом начале похода я шел последним, чтобы никто не отстал и не потерялся, теперь я иду впереди. Надо найти отца и тех кто оказался оторван от нас. Я понимаю, что если мы будем идти вперед, то возможно уже не вернемся, что возможно я веду всех на смерть. Но и пропавших мы оставить не можем. Лаурэфиндэ, Аракано и Финдекано обращаются к Манвэ, на зов прилетает орел, который начинает забирать тех, кто обморожен сильнее прочих. Мы продолжаем идти вперед, призывая огонь и заставляя белых тварей убраться с дороги, но они возвращаются. Когда мы находим отца, он лежит под двумя огромными глыбами льда, прикоснуться к ним невозможно, руки сразу же застывают. Мы накидываем плащи и делаем петли из ремней, чтобы сдвинуть глыбы. Отец без сознания. Я трясу его, кричу, чтобы просыпался и поднимался, что он огненный и сильнее любого льда и холода. Когда он приходит в себя, то хочет идти вперед. Мне кажется, что он бредит. В конце концов нам удается утащить его с собой, мы полуидем-полуползем, белые твари не отстают и мы падаем. Тэльво отогревает флягу со снадобьем снова и снова. Потом он расскажет, что ему помогало видение прекрасного цветка, который он увидел во сне, и зов брата. Мне тоже кажется, что родные зовут нас. Когда я падаю в очередной раз, твари говорят о том, что если я останусь, то остальные смогут уйти. Я плохо помню, что дальше. Прилетает орел, в себя я прихожу уже в Альквалондэ. Внутри холод и страх. Я зову Тэльво и отца. Они тоже здесь. К счастью, все живы. Сначала я не понимаю, насколько мне плохо, мы отогреваем Тэльво, Нильдо пытается вывести его из забытья и ему это удается. Потом Лаурэфиндо пытается помочь отцу, я жду, пока отец очнется. Когда он открывает глаза, то говорит со мной. Говорит, что дошел до вершины и что ему было предвидение о том, что он не увидит будущего своих сыновей. Я хочу убедиться, что у всех все хорошо, а потом падаю сам. Лаурэфиндо ругается на то, что я не сказал, насколько все плохо.
А потом рядом сидит Артарэсто и говорит о том, как можно победить холод, говорит про очаг в груди у каждого.
(От меня как игрока: я безумно благодарен за весь эпизод всем причастным. Это было сильно и крышу вынесло, дало прочувствовать хрупкость всего. А игротехи в роли белых тварей здорово подбирали кому и что именно сказать.)
После Арамана мы понимаем, что уцелели только потому, что держались вместе. Amil тоже рядом. Она спокойна и мудра как обычно. Я знаю, что она испугалась за нас, но внешне этого не заметить, видны только любовь и поддержка. И слова о том, что она верит, что в следующий раз мы будем готовы лучше.
Мне необходимо поговорить с кем-то, кто может понять, что я пережил и почувствовал. С Финвэ мы говорим о страхе и о том, как победить страх. Я рассказываю, как тяжело было выбирать, вести ли вперед тех, кто шел за мной, или оставить отца. Ведь мы могли не найти его и все могли погибнуть. Финвэ говорит, что теперь я могу понять его, рассказывает о Великом походе и о том, какой выбор приходилось делать там. Говорит о том, что нельзя отдавать страху власть над собой. И я вижу, насколько он сильный и сколько в нем жизни и мудрости, приобретенной после всего пережитого. И понимаю, почему он не очень охотно говорит о тех событиях, насколько многое тяжело вспоминать. После разговора с Финвэ я чувствую себя сильнее.
(От игрока: огромное спасибо Эриде, разговоры с Финвэ сделали мне очень важный пласт игры).
После Арамана мы идем говорить с Валар о том, что мы там нашли и испытали. Кажется, ни владычица Варда, ни владыка Манвэ не знают, что произошло с этой землей, и они удивлены нашим рассказом. Они благодарят за рассказ и обещают смотреть за тем, что происходит. А еще Манвэ говорит, что не стоило нам туда ходить, как не стоит ходить и в Эндорэ, что те земли полны опасностей. До этого об опасностях Арамана нас предупреждал Мелькор.
(От игрока: Варда и Манвэ были прекрасны, спасибо за них! Вообще все Валар были очень впечатляющи.)
Отец говорит о том, что он бы хотел теперь пойти на юг, в Аватар, чтобы увидеть, что происходит там. Но надо подготовиться к походу лучше. А мы думаем о том, что если Араман стал настолько опасным местом, то что происходит в Эндорэ и в остальных неизведанных землях. Сильнее всех в Араман хочет идти Лаурэфиндэ, он буквально горит и пытается зажечь остальных. Спрашивает, пойдем ли мы с ним. Я говорю, что пойду с отцом, если отец пойдет. Мелькор говорит о том, что Аватар не менее опасное место, чем Араман, но что он может проводить нас. Амбаруссат отправляются искать прекрасный цветок, который видели во сне, а мы продолжаем разговоры с Валар. Я начинаю уставать от неясных ответов, недоговорок и туманных предсказаний. Но мы идем к Намо и Вайрэ. В будущем, предсказанном для меня - путь, черные скалы, несвобода и свет среди черных скал. Намо говорит о том, что я все правильно увидел и будет так.
(От игрока: Намо и Вайрэ тоже были очень правильные, очень сильно ощущалось воплощение судьбы, вот просто молнии и мурашки по коже. Спасибо вам за такой сильный момент!)
Разговор с Валар не дал ответов на вопросы и мы собираемся в Аватар. Лаурэфиндо говорит, что Мелькор сказал, что идти надо тогда, когда свет древ самый слабый. Мы договариваемся встретиться на тирионской площади. Я думаю о том, что не хочу повторения Арамана и что постараюсь отговорить других, потому что мы не готовы. А потом мы узнаем, что отец ушел в Аватар, что спасать его пошли Ингвэ и его верные и что никто из них не вернулся. Я не знаю, что делать. У нас была мысль о том, что можно взять оружие из кладовки у Финвэ, но брать без спросу не лучшая идея. Я говорю братьям, что пойду расскажу все Финвэ и попрошу помощи и оружия для похода. Мы снова говорим с Финвэ, он идет со мной в Валимар и убеждает подождать вестей, говорит, что если Ингвэ пошел на выручку, то все должно быть хорошо. Потом Финвэ идет поговорить к Манвэ, а я остаюсь ждать отца. Я не собираюсь никуда идти, но перед глазами стоят картины, как мы нашли его в Арамане, я вспоминаю его слова о предвидении и что он не увидит будущего своих сыновей и мне кажется, что если я еще промедлю, то будет поздно. Я вижу Мелькора и вспоминаю, что он был готов проводить. Иду за ним, прошу проводить. Мелькор провожает меня и довольно быстро мы находим отца и Ингвэ с его верными. Я узнаю, что отец потерял сознание и Ингвэ и его народ спасли его.
(От игрока: спасибо, что ваниар были настолько отзывчивыми и были готовы идти спасать даже ценой театра.)
В Аватаре живет майя Унголиант в образе огромной паучихи. При нас она убивает и высасывает целого оленя. Мы понимаем, что она может быть опасна, но она не агрессивна и Ингвэ решает не трогать ее.
Я передаю Нильдо по осанвэ, что все в порядке, мы возвращаемся с отцом, но что им не стоит идти сюда, и прошу передать это братьям. (На практике у меня была возможность выйти из кустов, отыграть осанвэ словами и вернуться, а братья тогда еще не подошли.)
Нильдо не удается удержать братьев и они отправляются искать нас, а я понимаю свою ошибку. Братья говорят, что я нарушил обещание, что мы говорили о том, что пойдем вместе. А я понимаю, что не мог вести их беззащитными в Аватар, но при этом понимаю и нарушенное доверие. Кроме того, я нарушил доверие и Финвэ тоже, хотя и не обещал ему напрямую никуда не ходить. Потом мы говорим с Финвэ и он говорит о том, что страх за близких - это тоже страх, который не дает мыслить ясно и принимать верные решение. И что этот страх - это отсутствие доверия, а мы должны верить друг в друга. Потом мы долго говорим с семьей обо всем произошедшем. Я говорю о том, что испугался за них. По итогам разговора мы понимаем, что будем сильнее, только если будем держаться вместе и доверять друг другу, в том числе тому, что каждый из нас может справиться с тем, что ему выпадает.
Братья нашли свой прекрасный цветок, только он почему-то черный.

Суббота
Совет у Финвэ о походе в Эндорэ. Когда мы собираемся на совет, отец говорит взять мечи. Я не вижу в этом ничего дурного, потому что если идти в те земли за морем, то там придется защищаться от опасностей.
На совете высказываются разные мнения. Нолофинвэ говорит о том, что Феанаро не способен быть вождем такого похода. Самое сильное впечатление на меня производят слова Финдарато о желании построить мост между теми землями и этими. А слова Финвэ заставляют задуматься о том, какая серьезная подготовка нужна для похода, и о том, что мы возможно недооцениваем тех, кто остался в Эндорэ, когда думаем, что их надо спасать.
После совета Арафинвэ просит сковать ему меч и я соглашаюсь. Аракано и Лаурэфиндэ просят о том же. Мы говорим о защите. Когда мы с Морьо куем меч для Арафинвэ, нам помогает Лаирэ Котенок, а при отковке меча для Лаурэфиндэ мы пытаемся спеть и поем про защиту жизни.
(Спасибо Лоссэ за просьбу об отковке меча и за то, что по сюжету это послужило одним из доказательств добрых намерений феанорингов. Очень интересный ход и приятно было узнать, что это так было задумано и так сыгралось. Разговор с Арафинвэ получился правильным и важным.)
Мы тренируемся с Морьо. И Финдекано тоже просит показать ему, как обращаться с мечом. Объясняя Финдекано, что делать, я понимаю, что тренироваться приходится друг на друге и что меч лучше всего подходит, чтобы сражаться с существами, hroa которых подобно моему. А потом Лаурэфиндэ рассказывает о видении, в которое его проводил Ирмо, и о тварях, живущих в Эндорэ. И я понимаю, что мечом можно сражаться с ними.
И еще Мелькор показывает свой меч и дает советы о том, как можно улучшить наши мечи. Он советует спросить у Ауле о сплавах, которыми можно обковать оружие, чтобы оно было прочнее и острее. Но Ауле не желает говорить о сплавах, если они для мечей, он предпочитает говорить о том, что мечи могут обратиться против выковавших их.
Финдекано рассказывает о том, что Мелькор говорил о приходе Младших детей Эру. Мне странно - зачем было создавать существ, которые живут так мало. Я все еще не могу забыть свой страх за братьев.
Это время праздников. Сначала свадьба Турукано и Эленвэ. Турукано и Нолофинвэ приходят с приглашением. Но Нолофинвэ начинает с того, что обвиняет отца в последствиях похода в Араман и что из-за Феанаро чуть не погибли Финдекано и Аракано, говорит, что Феанаро никудышный вождь, который не знает ответственности. Они ссорятся и Феанаро выгоняет Нолофинвэ из дома. Я знаю, что ходят слухи о том, что Финдекано в поход потащили чуть ли не силой, и чувствую свою вину из-за того, что позвал его. Об этом и пытаюсь поговорить с Нолофинвэ. И о том, что отец не может нести ответственность за то, о чем даже Валар не знали.
Турукано и Финдекано приглашают меня на свадьбу Турукано и Эленвэ. И хотя Турукано говорит, что Феанаро они не хотели бы там видеть, я все же решаю пойти - из-за Финдекано. В качестве подарка я приношу один из сделанных отцом палантиров. Это подарок от всей нашей семьи и отец не против.
(Как игроку мне нравится идея о том, чтобы у Турукано был палантир, подаренный ему Первым домом.)
Потом мы идем в Альквалондэ, там сразу четыре помолвки. Праздник очень красивый и светлый, а спуск кораблей на воду наполняет сердце радостью. Это момент мира и красоты, который почему-то ощущается очень остро. Островок спокойной жизни и радости посреди непокоя, который, кажется, стал уже почти всеобщим. Позже я вижу Финдис и Киурана вместе и это снова очень сильное воплощение любви и света.
(От игрока: тэлери были прекрасны, спасибо!)
Лаурэфиндэ объявляет о намерении заключить брак с Фаниэль. А потом я узнаю, что Фаниэль хочет идти с ним, когда он пойдет в Эндорэ. И я не могу не испытывать восхищения. Мы говорим об опасностях, сомневаемся, а Фаниэль не сомневается и готова разделить судьбу Лаурэфиндэ, несмоторя на то, что на пути могут ждать опасности, боль, кровь и смерть.
(От игрока: спасибо, я очень проникся. Вы были невероятно красивые и сильная получилась история. И да, я считал Лаурэфиндэ другом.)
Когда я вижу Финдис, Фаниэль и Иримэ, я думаю, что Финвэ может гордиться своими прекрасными дочерями.
Праздник совершеннолетия Амбаруссат. Они танцуют с огнем и это завораживает. Мы пригласили тэлери. Государь Ольвэ говорит мне, что ходят слухи о том, что мы тут с мечами по улицам ходим. Я отвечаю, что, как он может видеть, не ходим. Ольвэ хочет увидеть наши мечи. Я приношу показать и у нас заходит разговор о танцах с мечами. Мы танцуем с мечами на площади Тириона. А потом танцуют Ольвэ с Аэрохом и как же это красиво. Я не вижу ничего кроме красоты и понимаю, что хочу уметь так же. Танцевать с нами приходит и Ангарато. А потом Ольвэ словно видит что-то страшное. Он резко бросает меч, разворачивается и уходит.
(От игрока: На мой взгляд, этот момент Эри просто блестяще отыграл, когда "опомнился". Один из сильных и красивых моментов игры для меня).
Потом мы разговариваем и Ольвэ говорит, что он не согласится учить нас сражаться для похода в Эндорэ, но может научить строить корабли.
Рядом лучный турнир. Я очень плохо умею стрелять, но хочу попробовать и Финдекано одалживает мне свой лук и стрелы. Я очень рад, когда Финдекано побеждает в турнире. А Артарэсто печет блины очень по-домашнему. Мне хорошо и не хочется думать ни о чем плохом.
А потом меня зовет отец. Он рассказывает о том, что говорил с Намо и что Намо подтвердил то, что его судьба - не увидеть будущего своих сыновей, что он умрет от того, что его дух сожжет его. Валар не могут изменить этот рок. Пока мы в землях Амана, мы под властью рока и Валар, но мы можем уйти. Отец хочет уйти и сам решать о своем будущем. Я клянусь ему, что пойду за ним куда угодно. Я понимаю, что не хочу потерять его.
Мы говорим с Тулкасом о мечах и о тех землях. А с Мелькором о приходе Младших детей Эру.
Совет у Финвэ. Нолофинвэ оскорбляет отца и нам едва удается удержать Феанаро, чтобы он не бросился на брата с мечом.
(От игрока: там просто по факту не получилось канонного меча к горлу).
Финвэ говорит о том, что теперь ему придется просить суда Валар. Отец уходит, а Финвэ отдает мне ларец с Сильмариллами, чтобы я вернул их отцу. Я не понимаю, что происходит, а потом узнаю, что отец отправился в Альквалондэ. До этого он говорил, что, если потребуется, готов забрать корабли и против воли тэлери. Я бегу в Альквалондэ. Братья бегут следом. У меня в руках меч, которым отец угрожал Нолофинвэ - просто потому, что я его подобрал и мне его негде было оставить - и шкатулка с Сильмариллами. У братьев тоже оружие, потому что отец говорил о походе и мы были готовы к тому, что он захочет уйти быстро. По дороге со мной говорит Ингвэ, но я тороплюсь, потому что не знаю - что там творится в Альквалондэ, и не готов долго слушать государя ваниар. И все же я рад, что он тоже здесь со своим народом. Мы прибегаем к тэлери, я пытаюсь понять - что происходит, достаю меч, чтобы оставить его при входе в лагерь. Тэлери кричат на нас, чтобы мы бросили оружие. Я говорю братьям оставить все оружие при входе. Они не могут понять, из-за чего столько шума и криков, ведь они брали оружие всего лишь для похода. Тэлери чуть ли не вышвыривают нас из своего дома, но я понимаю, что сейчас нужно сдерживаться, говорю братьям, что это дом тэлери и они имеют право вести себя с незванными гостями так, как хотят, приказываю братьям отойти. Потом отец приказывает нам вернуться домой и разоружиться. Сам он остается говорить с Финвэ. Я вижу пришедших к Альвалондэ Валар.
Суд Валар. Отец немногословен. Да и какой смысл оправдываться. Изгнание на 12 лет не кажется справедливым приговором, но нам будет, чем заняться. Мы смогли объясниться с тэлери и они приглашают нас к себе с молотками и гвоздями вместо оружия - строить корабли. Так что мы знаем, что будем делать в изгнании.
(От игрока: для меня этот договор с тэлери стал каким-то очень правильным и светлым моментом. А вот Мелькора нам не в чем было обвинять. Мелькор был очень харизматичным и искусным и все делал так, что обвинить его было невозможно. Он реально помогал - во всяком случае это так выглядело. Так что получилось, что все вроде как сами поругались и сами виноваты. По жизни пока мы бегали, у нас в локации случился пожар, который героически тушила Морра, а помогал Мелькор - за что им огромное спасибо. Вернулись мы в лагерь, который пах дымом - полигон сыграл.)
Финвэ пошел в игнание с нами. Мы попрощались с amil. А потом я увидел Финдекано. Это было как всегда в таких случаях, когда заканчивается время - хочется сказать столько всего самого важного, а говоришь какую-то ерунду. До этого до меня дошел слух, что Финдекано с семьей говорил о том, что наши танцы с мечами на площади - это отвратительно. Я думал, что теперь я для друга и сам отвратителен, и что это справедливо, но Финдекано сказал, что это не так, и я увидел, что это не так.
(От игрока: спасибо, что ты пришел. И у меня там от этого прощания был ком в горле.)
В Форменосе самым первым мы построили очаг и говорили о том, что еще построим и как будем обустраиваться и строить корабли. Аракано и Лаурэфиндэ пошли с нами.

У меня так получилось, что все моменты игры и даже все квесты сыграли для меня очень сильно. И мне было очень здорово играть со всеми соигроками. Многие подарили мне незабываемые моменты. Я постарался их отразить в своем изложении событий, хотя наверняка что-то забыл и заранее прошу прощения. Все были очень разными, но именно это и делало для меня игру. Я старался реагировать и подыгрывать. Не знаю, насколько хорошо получилось, но для меня игра удалась. И я очень рад, что она была и что мне довелось участвовать. Всем огромное спасибо! Это было прекрасно. Вы все были прекрасны.

И пожалуй, я тоже спрошу. Если не сложно, напишите мне, пожалуйста, как Майтимо в моем исполнении вам увиделся на "Непокое", что было так и что было не так или мимо.

P.S. Про драматизм. Шутка с игры от ваниар: Феанаро с Нолофинвэ соревнуются, у кого лицо серьезнее. Выигрывает Майтимо.

Ссылка на фотографии, их у меня мало: https://www.dropbox.com/sh/7f2vux2eu4imzht/AADqne_jIViD_B8iDgPgWz6Sa?dl=0

Ну и под катом некоторые из фотографий, часть из которых не мои, а сняты Хильд, Моррой или Индис.

В мастерской



Карта земель за морем





Амбаруссат







Морьо расчесывает волосы amil



Феанаро с Сильмариллами



Тренировка с Морьо



Праздник в Тирионе





Я, Кано и Феанаро



Куем меч для Аракано



Нильдо и Несса



Совет у Финвэ



Я учу Финдекано фехтованию





Куем меч для Арафинвэ



Лучный турнир



Финдекано учит меня стрелять





Беседуем с Мелькором

Tags: РИ, Сильмариллион, Толкинистика, Химринг в голове, Эльфы - мой мир, Я так вижу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 68 comments