Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë (airenyere) wrote,
Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë
airenyere

Из Вредности

...Вредность - это городок неподалеку от Вращенцев, а может, пригород.

Посвящение: тем, кто считают, что Маэдрос и кавай не сочетаются совсем и никак.

Рассказывает Файро, meondil, hild_0. Я лежу от смеха.

... а аватарку ты пока придумывай, ага ;)

Все знают, что у Трандуила был гигантский лось. Это уже практически канон ;) Зато не всем известно, что это не просто так лось, а Традиция - дело в том, что у Тингола тоже был лось. А поскольку те времена были утром Перворожденных, когда все было больше и красивее, чем сейчас, то его лось был намного крупнее, чем у Трандуила.
Поэтому Тинголу пришлось изобрести стремянку - чтобы забираться на своего лося. А потом и эскалатор - лось рос, стремянки не хватало и вообще эскалатор же намного круче. Так что, кроме лося, у Тингола был еще и хайтех и он этим очень гордился.

...Это было отличным аргументом в спорах с сыновьями Феанора, у которых не было ни того, ни другого - а еще нолдор! Поэтому когда они в очередной раз просили вернуть им Сильмарилл, интересовались, не собирается ли Тингол поучаствовать в очередной великой битве, или там почему им приходится защищать каких-нибудь митримских синдар, он отвечал: зато у меня есть лось и эскалатор.
Считая, что если хайтех, то чувство юмора развивать не обязательно.
На все очков не хватит, опять же...

Маэдрос, которого достали жалобы братьев на однообразные ответы, как-то даже сказал, что, мол, если бы не мы, королю Тинголу остались бы только Дориат, лось и эскалатор.

У самого Маэдроса были северные олени - но об этом мало кто знал. Он на них не ездил - потому что сам он был Высокий, и олени ему казались мелкими. А главное, не хотелось быть похожим на Тингола - и братья, опять же, засмеют...
Поэтому он кормил оленей хлебом с ладони, ну и беседовал с ними иногда, если братья и вассалы совсем уж достали, а кошка где-то шляется.
А эльфы Химринга доили оленей и делали из молока сметану и вкусный сыр.
Так что сыр на Химринге был, а хайтеха не было.
Потому что Маэдрос не совсем понимал, зачем это нужно.
...У него были палантиры, была искусственная рука - подарок братца Курво и характер у этой штуки был соответствующий. Она соглашалась писать только на квэнья (или на языке гномов, которого Маэдрос не знал), ну и вообще считала себя умнее хозяина. Поэтому жила в ларце, под замком.

В Валиноре хайтеха тоже не было, потому что на лосе ездил только Келегорм, и тот по пьяни и на спор: это считалось как бы не совсем приличным для взрослого эльфа. Но Келегорму-то можно...
А вообще, ездили на лошадях, на собачьих и оленьих упряжках - особенно во время северных походов, подростки и девы иногда ездили на больших собаках, а некоторые на ежах еще и на кошках. У самого Феанора тоже была большая кошка, которую мальчики (да и сам Феанор) называли нянюшкой - потому что она возилась с ними в детстве, согревала, умывала, и учила правильно обращаться с котиками. А вот общаться со всеми остальными им приходилось уже самим учиться, поэтому с котиками у сыновей Феанора был полный порядок (у них потом даже служебные коты жили на Химринге), а вот с другими эльфами - когда как.
Кошка была большая (ну или они с детства привыкли так считать), но стремянка им была без надобности - пока поставишь и раздвинешь, кошка уйдет по своим делам или начнет вылизываться. Вот если легла и посмотрела со значением, можно садиться хоть втроем.
Так что эскалатор им тоже был без надобности. И поэтому они подарили его телери. Нолдор вообще часто дарили им камни, которые не подошли к ожерелью, и всякие мелочи, которые самим были не нужны - они знали, что изобретательные телери обязательно найдут всему этому какое-нибудь нетривиальное применение.
А телери притащили эскалатор к берегу, приделали к нему длинную горку, как в аквапарке, и поставили над водой. Развлечение понравилось всем, даже Тулкас пару раз скатился.
Особенно - домашнему любимцу Уинен, ручному плезиозавру по прозвищу Ух-Ты-Котичек. Обитавший неподалеку любопытный зверек приплывал на шум, высовывал из воды огромную голову, способную без труда проглотить двух-трех эльфов, наблюдал за веселящимися, порой зевал, демонстрируя пасть. Иногда подплывал совсем близко - тогда телери гладили его и кормили рыбой.

А у Маэдроса на Химринге плезиозавров не было (как можно было догадаться), зато были лошади, собаки, котики, ездовые ежи, а на севере, в Лотланне - тундра. А в тундре северные олени, евражки, которых можно было сажать на ладонь, гладить, кормить печеньем. Это было очень интимное занятие, поэтому ходил кормить евражек он либо сам, либо в компании Фингона - многие считали, что у них интимные отношения, вот только не знали, что это такое и в чем они заключаются.
А так, бывало, приедет Фингон, встанут они на лыжи, запасутся хлебом и печеньем и поедут в тундру развлекаться. А еще в тундре жил песец - зимой большой и белый, а летом мелкий, серый и облезлый. Маэдрос его даже приручил потом, но это уже другая история...


Некоторые считали, что это все-таки слишком – кошка Феанора и плезиозавр. Но
плезиозавр жил в аквапарке, а кошка как дух Божий – гуляет где захочет.
Иногда на ней ехали несколько сыновей Феанора со товарищи, а рядом Келегорм Прекрасный на еноте.
...Келегорм мог ездить на любом звере кроме утконоса. То есть мог и на утконосе, но считал, что некрасиво. Поэтому с утконосом он просто гулял; ну еще в ванну его брал иногда.
Когда Келегорм был совсем маленьким (некоторые тогда еще называли его Келво, а другие пытались объяснить, почему не стоит откликаться на это прозвище), он брал с собой Хуана – в ванну и в постель.
Раз уж братья не хотели с ним купаться – а он любил компанию. И к тому же Хуан был умнее – песик всегда был ему рад и жаждал общения, а братцы – ну, что тут говорить. Постоянно заняты какими-то своими делами. Во всяком случае, когда они нужны. А когда Хуан подрос, Келегорму пришлось смастерить себе ну очень большую кровать – и ванну тоже. Раздвижную – на случай, если собачечка еще вырастет. Ну или братья захотят к нему присоединиться, а может вдруг какая-нибудь прекрасная дева. Или, утконос.

...Рядом с аквапарком кошка ссаживала седоков, брала с них плату мышами или колбасой и отправлялась по своим делам. Очень может быть, что и к Тинголу, т.к. считала, что хайтех хайтехом, а кавай тоже не помешает (кошки, известное дело, могут путешествовать по измерениям через волшебное пространство под кроватью).

...Потому как что ей в аквапарке делать-то? Брызги, визг, мышей распугали, разве что тюлень какой заплывет, так его все гладить принимаются и рыбой кормить.
Непорядок!
Она-то знает, кого нужно гладить, кормить рыбкой и всячески восхищаться. Вот уйду от вас в Эндорэ – думала она, - и не вернусь к обеду. Будете знать! Придется вам в Исход за мной идти, вот так-то!
Но Феанор, Куруфин Искусный и нолдо Мэондиль так хорошо готовили, что запах их стряпни доносился до Эндорэ и кошка спешно вылезала из-под дивана, иногда – с недоеденной мышью или загрызенным орком в зубах. Поэтому Исход все откладывался – до тех пор, пока уже всем стало любопытно, что ж за пакость такую приносит наша кошка. В Валиноре орки быстро испарялись, и эльфы не успевали их как следует рассмотреть. Зато в Эндорэ насмотрелись так, что видеть их не хотели...


Иногда эльфы ловили рыбу и угощали ею плезиозавра – тот благосклонно принимал подношение (и даже кошке что-нибудь оставалось). А потом, когда Феанор изобрел суши, его семейство частенько выбиралось к морю – ему удалось договориться с плезиозавром: тот ловил рыбу, а эльфы готовили суши, которые тот очень полюбил. Феанору даже пришлось придумать специальный механизм для сворачивания и нарезания суши для плезиозавра – большой же котик!

Особенно с огурцом.
Настолько, что Келегорму порой приходилось напоминать зверушке про амебу, которая, как известно, завещала делиться. А то наготовят эльфы несколько корзин, а он все и слопает, оставив им только имбирь да соевый соус.

Зато Исход в этой истории прошел без жертв (не считая рыбы) – Маэдросу (в других версиях – Келегорму) удалось договориться с плезиозавром и тот курсировал между берегами, перевозя на себе эльфов.
А на берегах эльфы варили огромные котлы риса, заворачивали в него рыбу, сыр, огурцы и что еще могли придумать.
При свечке.
Иногда к нему привязывают плоты и лодочки, но это не так интересно. Зато кататься на досках эльфы полюбили, но в развлекались этим скорее в мирное время – доспехи тянули ко дну, а яркий резиновый круг поверх выглядел немного по-дурацки.
Даже украшенный гербами.

Порой Нолдо Мэондиль придумывал разные шутки и байки навроде этой. Такой уж у него был характер – и доставалось от его приколов как феанорингом, так и всем прочим.
феанорингам - потому что такая вот любовь, а всем остальным - чтобы не так обидно было.
В смысле, чтобы феанорингам было не так обидно.

Видимо, это было частью его целительского искусства, такое вот проявление магического Дара (наравне с сырниками). Поскольку феаноринги часто думали о Клятве, Проклятии и как все плохо, а после таких шуточек начинали думать об адекватном ответе.
Tags: Библиотечные сказки, История, Легенды, Моё не-моё, Творения друзей, Текст, Толкинистика, Химринг в голове, Эльфы - мой мир
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Прикид и огород

    Ночь, примерка прикида к Митримке. Пара фоток на скорою руку на фоне белой стены. Котту с рубахой шила Мели wetfield, плащ я сам, а…

  • Ночной бред, тщательно маскирующийся под стих

    "Не ищите смысла, его там нет". (с) Ночь звенит, звучит дыханьем каждого спящего, поет осколками снов. Их семена прорастают из дня вчерашнего, из…

  • Витражи

    Чтобы что-нибудь хорошее... вот Деревья я постил, а два остальных витража, кажется, нет. Всего витражей к "Непокою" у меня было три: Два Древа,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments