Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë (airenyere) wrote,
Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë
airenyere

"Всего наилучшего"

Не могу не поделиться, а особенно после того, как не очень давно говорили мы о девочках и девушках и приличном и неприличном для них поведении... ;) Огромное спасибо автору!

Оригинал взят у yantar_nn в "Всего наилучшего"
NB. Ну так, на всякий случай. 1. Это не социальный манифест, а просто кусок какой-то человеческой жизни... и игра слов.) 2. Я никоим образом не соотношу своих знакомых и себя с героями и героинями рассказа.

Всего наилучшего

– Пей компотик, пей, – говорит Антонина Петровна. – Соседка принесла. То я ее все угощала, теперь вот она мне…
Компот так себе, слабый и кислый, но Наташа допивает:
– Очень вкусный, спасибо, баба Тоня!
Баба Тоня, перекладываясь на больничной койке, смеется:
– Мой-то повкуснее был!
– Ну вот выздоровеете, вернетесь домой, наварите! – говорит Наташа. – Как раз ягоды пойдут...
Баба Тоня смотрит на нее. Потом вдруг говорит:
– Ты будь здорова, милушка моя. Жениха тебе хорошего!
От неожиданности Наташа не находится с ответом.

Вторая бабушка остается почти не замеченной. Она мнется у светофора, не решаясь перейти дорогу. Наташа бережно держит ее за локоть и бросает грозные взгляды на автомобили. Мелким старушечьим шагом они добираются как раз до середины перехода, когда человечек светофора сменяется на красный. Но водители, конечно, их пропускают.
Бабушка лепечет вслед какие-то благодарности, но Наташа отмахивается, не вслушиваясь. До нее долетает только:
– Жениха тебе хорошего, деток умненьких!

Наташа торопится на работу. А навстречу бредет бабушка, слабыми руками прижимая к себе большой арбуз. Наташа, как тот медиум, ясно видит его будущее: асфальт, треск, розовые брызги.
– Давайте помогу, – говорит Наташа и тут же подхватывает выскользнувший арбуз.
– …А я думаю, дай хоть один, поедим, думаю, уж донесу как-нибудь, а он вот, тяжеловат оказался, пожадничала я… – извиняется бабушка.
– Вот и поедите, – говорит Наташа.
Бабушка живет неподалеку. Прежде, чем закрыть дверь, она рассыпается в благодарностях – и ясное дело, жениха бы тебе хорошего!..

Проходит несколько лет. За Наташей ухаживают трое. Первый – косая сажень в плечах, ямочки на щеках, покладистый, видать, девичья мечта бабы Тони. Второй – чернявенький, очкастенький, прижимистый. Дети умненькие были бы, факт. Третий мечтатель, преисполненный идей, и оптимист. Женихи женихаются, женихи хороводятся. Наташа не знает, кого выбрать. Она гадает на лепестках подаренных роз, на кофейной гуще и случайно подслушанных фразах, но сердце ничем не успокаивается. Она так тяжело вздыхает, что коллеги подозревают у нее хроническое осложнение на легкие и жалеют ее – все три отдела, кроме Жени. У Жени злые глаза, грубоватый юмор и темное прошлое, а голова так набита иголками, в смысле рабочими вопросами, что всякие малознакомые люди, в смысле Наташа, в нее уже не помещаются. Женя дымит, как паровоз, и носит нож в кармане, и по общему признанию, слегка неадекват.
А что Наташа? Наташа хочет Женю, только Женю и никого, кроме Жени. Но Женя – плохой жених. А бабушка плохого не пожелает.

Ничего не придумав, Наташа звонит маме и жалуется ей на несправедливость окружающей среды. Мама смеется:
– Эээ, Натусь, не по хорошу мил, а по милу хорош!
Промаявшись до ночи, Наташа принимает волевое решение: отправляет три смс-ки с одним и тем же текстом.
Извини. Я нашла своего человека и счастлива. Спасибо за все.
Чернявенький откликается мгновенно: «Пожалуйста. Рад за тебя. Всего наилучшего!». Наташа подозревает, что это обида и сарказм, но они оба это переживут.
Мечтатель присылает грустное стихотворение и «Я тебя никогда не забуду…». Может, и правда.
Покладистого приходится ждать дольше всех. Наконец от него поступает «Ага.» и Наташа невольно улыбается.
Дальше она как-нибудь сама. Неважно.

Когда она приходит утром на работу, на ее столе стоит пакет апельсинов с запиской «Не болей».
На ее недоумение Валерия Алексевна, работающая за соседним столом, поясняет:
– Это Женечка, из программистского…
– Ага, – говорит Наташа, в точности как покладистый, и садится за стол в пуховике.
В середине дня она набирает в рабочий лог, в личку:
«пойдем покурим?»
Потом долго сидит с закрытыми глазами, а потом открывает.
«ага. пойдем.»
На балконе лютый холод и ветер. Женя оборачивается, когда она скрипит тяжелой дверью.
– Ты куришь, оказывается, – говорит ей. Протягивает пачку, дает прикурить, прикрывая от ветра огонек дешевой зажигалки. Кино.
Если честно, Наташа не курит. Она умеет тратить сигареты, выдувая дым напоказ, ежится и придумывает ответы на вопросы, которые могут прозвучать.
А Женя смотрит, качает головой, емко говорит:
– Ужас, – выбрасывает свой окурок, чужой окурок, хватает Наташу за рукав и тащит внутрь, в тепло, приговаривая: – Не умеешь – не берись, что за хрень, блин, пассивное курение вдвое опаснее активного, ты знаешь вообще об этом? Завтра кофе пойдем пить, тут через дорогу кофейня…
«Хорошая моя, хорошая», – думает Наташа, едва успевая перебирать ногами по ступенькам, но вслух говорит только:
– Ага. Пойдем.

((с) Шарая Т.Р., ноябрь 2016)

Tags: Литература, Моё не-моё, Перепост
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments