Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë (airenyere) wrote,
Airenyérë Maitienáro Rusсafinnë
airenyere

О Хилле и Хильдебранде - перепост, подстрочник и немного размышлений на тему

Это в продолжение о радостных и приятных мелочах...

Залезаю утром в ленту, а тут такой восхитительный подарок - подробный пост morra_winter о Хилле и Хильдебранде с чудесными ссылками - http://morra-winter.livejournal.com/166024.html#t3014280.

У меня эта история была в голове с тех пор, как я прочитал пост с картинкой у eregwen - http://eregwen.livejournal.com/1446635.html. И там мне подумалось, что встреча, изображенная на картинке, никак не может быть перед самой битвой, поскольку битва между Хильдебрандом и семьей Хиллы в роще была. Просто я эту балладу слышал и знаю в шведском варианте, а там влюбленные успели бежать и догнали их в прекрасной роще, где они остановились отдохнуть, и Хилла, когда слышит погоню, там еще будит любимого, который сладко спит... Так что в общем понятно, почему у меня в голове такой вариант событий - с рощей. Ну и всё думал, что надо проверить, правильно ли помню подробности, но руки не доходили, а тут такой прекрасный пост со ссылками.

На самом-то деле версии баллады есть разные, так что где-то роща, где-то замок. Но мне-то милее всех шведская :)

Так что утаскиваю к себе пост Морры в Избранное и перепостом - очень уж вкусные ссылки, особенно блог британского переводчика о скандинавских балладах. Спасибо!

Оригинал взят у morra_winter в квест "найди мелодию по картинке"...
...можно считать пройденным, причем случайно.
Я искала какое-нибудь другое исполнение "Hilla Lilla", помимо Гармарны. На русском языке  баллада известна не в шведском, а в датском варианте, ее переводили Игн. Ивановский (Горе Хилле) и Вера Потапова (Горе Хиллелиль).


Ничего не нашла, но заодно, ни на что особо не рассчитывая, задала картиночный поиск. Первый и практически единственный реультат оказался таким:

Фредерик Уильям Бертон. Хиллелиль и Хильдебранд, встреча на ступенях башни
Frederic_William_Burton_-_Hellelil_and_Hildebrand_or_The_Meeting_on_the_Turret_Stairs

Это изображение я совсем недавно видела у себя в ленте и долго вспоминала, где. Вспомнила, наконец - вернее, заново нашла:
http://eregwen.livejournal.com/1446635.html

Но иногда от плохой памяти бывает польза. Я успела поползать по сайтам, выйти на Национальную галерею Ирландии, узнать, что работа Бертона, оказывается, не полотно, а рисунок акварелью и гуашью немалого размера: 95,5*60,8 см, и увидеть его можно всего два раза в неделю, по часу в день.

Попутно - да-да, картиночным поиском - нашла вещь бесценную: блог британского переводчика Ian Cumpstey.

Автор не просто пишет о скандинавских балладах, с кратким пересказом сюжета и иллюстрациями - если они есть. Для каждой баллады он собирает все известные мелодии и выкладывает их в виде роликов с ютуба и ссылок на нотные записи.
Одна баллада - один пост и несколько вариантов исполнения. Можно не лазать по ютубу, а зайдя к автору в блог, сравнивать мелодии.

Баллада "Hilla Lill", была положена на музыку трижды, Ian Cumpstey демонстрирует все варианты:


Видно, что в основу аранжировки Гармарны лег вариант два.


***
Раз уж были упомянуты переводы, сложу сюда английский, сделанный Уильямом Моррисом. Он немного длиннее русскоязычных, более подробно рассказывает о мучениях несчастной Хиллелиль.

Hildebrand and Hellelil. Translated from the Danish

Hellelil sitteth in bower there,
None knows my grief but God alone,
And seweth at the seam so fair,
I never wail my sorrow to any other one.

But there whereas the gold should be
With silk upon the cloth sewed she.

Where she should sew with silken thread
The gold upon the cloth she laid.

So to the Queen the word came in
That Hellelil wild work doth win.

Then did the Queen do furs on her
And went to Hellelil the fair.

"O swiftly sewest thou, Hellelil,
Yet nought but mad is thy sewing still!"

"Well may my sewing be but mad
Such evil hap as I have had.

My father was good king and lord,
Knights fifteen served before his board.

He taught me sewing royally,
Twelve knights had watch and ward of me.

Well served eleven day by day,
To folly the twelfth did me bewray.

And this same was hight Hildebrand,
The King's son of the English Land.

But in bower were we no sooner laid
Than the truth thereof to my father was said.

Then loud he cried o'er garth and hall:
'Stand up, my men, and arm ye all!

'Yea draw on mail and dally not,
Hard neck lord Hildebrand hath got!'

They stood by the door with glaive and spear;
'Hildebrand rise and hasten here!'

Lord Hildebrand stroked my white white cheek:
'O love, forbear my name to speak.

'Yea even if my blood thou see,
Name me not, lest my death thou be.'

Out from the door lord Hildebrand leapt,
And round about his good sword swept.

The first of all that he slew there
Were my seven brethren with golden hair.

Then before him stood the youngest one,
And dear he was in the days agone.

Then I cried out: 'O Hildebrand,
In the name of God now stay thine hand.

'O let my youngest brother live
Tidings hereof to my mother to give!'

No sooner was the word gone forth
Than with eight wounds fell my love to earth.

My brother took me by the golden hair,
And bound me to the saddle there.

There met me then no littlest root,
But it tore off somewhat of my foot.

No littlest brake the wild-wood bore,
But somewhat from my legs it tore.

No deepest dam we came unto
But my brother's horse he swam it through.

But when to the castle gate we came,
There stood my mother in sorrow and shame.

My brother let raise a tower high,
Bestrewn with sharp thorns inwardly.

He took me in my silk shirt bare
And cast me into that tower there.

And wheresoe'er my legs I laid
Torment of the thorns I had.

Wheresoe'er on feet I stood
The prickles sharp drew forth my blood.

My youngest brother me would slay
But my mother would have me sold away.

A great new bell my price did buy
In Mary's Church to hang on high.

But the first stroke that ever it strake
My mother's heart asunder brake."

So soon as her sorrow and woe was said,
None knows my grief but God alone,
In the arm of the Queen she sat there dead,
I never tell my sorrow to any other one

Источники:

Блог о скандинавских балладах, автор Ian Cumpstey
http://balladspot.blogspot.ru/p/about.html
"Горе Хиллелиль" в двух русских переводах
https://norse.ulver.com/src/ballads/indexabc.html
Пост о "Hilla Lill"
http://balladspot.blogspot.ru/2016/09/hilla-lill-or-little-hilla.html
Английский перевод Уильяма Морриса
http://www.victorianweb.org/victorian/authors/morris/poems/50.html
"Хиллелиль и Хильдебранд, встреча ступенях башни" на сайте Национальной галереи Ирландии
http://www.nationalgallery.ie/en/Collection/Irelands_Favourite_Painting/Burton.aspx



От всего этого прекрасного в посте Морры я в восторге... А дальше снова мои измышления...

Некоторые подробности в балладе настолько пронзительные... Вот это вот, что по шитью видно, что Хилле жизнь не мила. Состояние души и жизнь творца - в его творениях. Или вся история с колоколом. В кратком изложении можно подумать, что мать у нее была этакий крокодил - продала дочь. Но на самом деле оно всё как-то человечнее - и печаль матери, и то, что продала в общем-то чтобы брат не убил. И не куда-нибудь, а к королевскому двору. И этот новый церковный колокол, который на деньги от продажи купили и с первым ударом которого мать умерла от тоски... В шведской версии, кстати, подчеркивается именно печаль и горе матери, а не стыд и семейная гордость. Так что пусть шведская версия тоже тут будет текстом, а не ссылкой.

И... эээ... я в итоге сделал подстрочный перевод, который, как почти всякий подстрочник - ужасен. И там есть слова, в переводе которых я не уверен (старые или несколько изменившие свое значение). Так что если кто-то может перевести лучше или что-то поправить, буду очень благодарен.

Stolts Hilla (Geijer & Afzelius #32)
Гордая Хилла

Hilla Lilla sitter i kammaren sin
/Ingen vet min sorg utan Gud/
Hon fäller så mången tår uppå kind
/Den lefver aldrig till, som jag kan klaga mina sorger/

Хилла Лилла сидит в своей светлице
/Никто не знает моей печали кроме Бога/
Она пролила много слез
/Больше нет того, кому я могу пожаловаться на свои печали/

Brådt kom bud för drottningen in
Stolts Hilla Lilla syr så vildt i sömmen sin

Вскоре пришла королеве весть
Что гордая Хилла Лилла шьет диким швом

Drottningen axlade kappan blå
Så månde hon sig till stolts Hilla Lilla gå

Королева надела синюю мантию
Чтобы пойти к гордой Хилле Лилле

Drottningen slog Hilla på blekblommand kind
Så blodet det stank på sparrlakanet fint

Королева ударила Хиллу по бледной щеке
Так, что остался кровавый след

Nådiga Drottning I slå mig ej så hårdt
Jag är en Konungs dotter så väl som Eders Nåd

Милостивая королева не бей меня так сильно
Я – дочь короля, так же, как и Ваша Милость

Hilla lilla klappar på hyendet blå
Och lyster min drottning att hvila häruppå

Маленькая Хилла похлопала по синей подушке:
Присядь моя светлая королева сюда

Nådiga Drottning I sätten Er här ner
Att jag må tälja mina sorger för Er

Милостивая королева, пока Вы здесь
Я могу рассказать свои печали Вам

Medan jag var i min kära Faders gård
Sju riddare mig dagligen vaktade på

Когда я была при дворе своего дорого отца
Семеро рыцарей охраняли меня

Min Fader han höll mig så hederlig
Två riddare dagligen tjänte mig

Мой отец держал меня в почете
Двое рыцарей ежедневно сопровождали меня

Den ena han hette Hertig Magnus
Han ville på äran mig beslå

Одного из них звали герцог Магнус
Он хотел чтить меня, подневольную

Den andra hette Hertig Hillebrand
Var Konungens son af Engeland

Другого звали герцог Хиллебранд
Он был сыном короля Англии

Och det var Hertig Hillebrand
Med honom så månde jag fly utaf land

И это был герцог Хиллебранд,
С кем я хотела бежать из страны

Hillebrand sadlade sin gångare grå
Så lyfte han Stolts Hilla lilla deruppå

Хиллебранд оседлал своего серого коня
И поднял гордую маленькую Хиллу в седло

Och när som vi kommo i rosende lund
Där lyste Hertig Hillebrand vila en stund

И когда мы добрались до прекрасной рощи
Там светлый герцог Хиллебранд захотел отдохнуть

Han somnar en blund allt uti mitt sköt
Han sof där en sömn så ljuvlig och söt

Он заснул сразу, как только вышел из меня,
И спал так сладко и спокойно

Hillebrand Hillebrand sof inte nu
Jag hörer min Fader och mina Bröder sju

Хиллебранд, Хиллебранд не спи сейчас
Я слышу моего отца и семерых братьев

Hillebrand Hillebrand sof inte så
Jag känner min Faders gångare grå

Хиллебранд, Хиллебранд не спи так
Я знаю серую лошадь моего отца

Hillebrand tog mig allt uti sin famn
Hilla lilla Hilla nämn inte mitt namn

Хиллебранд выпустил меня из своих объятий
Хилла, маленькая Хилла, не называй меня по имени

Han slog uti den första skar
Mina bröder sex, också min Far

Первым ударом он положил
Шестерых моих братьев и моего отца

Han mötte den andra flock
Min yngsta Broder med gullgulan lock

Вторым ударом он встретил
Моего младшего брата с золотыми локонами

Och Hillebrand Hillebrand stilla ditt svärd
Den döden är ej min yngsta Broder värd

О, Хиллебранд, Хиллебранд, пусть не будет твой меч
Смертельной судьбой для моего младшего брата

Jag hade ej förr utsagt dessa ord
Sju sår lade Hillebrand ned till jord

И как только я произнесла эти слова
Семь ран уложили Хиллебранда на землю

Hillebrand stryker sitt blodiga svärd
Vore du ej Hilla detta vore du värd

Хиллебранд показал на свой окровавленный меч:
Если бы не ты Хилла, то это была бы твоя судьба
(это уже, видимо, брату Хиллы - прим. моё)

Min broder han tog mig vid guldgulan lock
Så binder han mig vid sadelknopp

Мой брат взял меня за золотые локоны
И привязал к своему седлу

Aldrig var det så liten en rot
Som icke tog ett stycke utaf min fot

Не было такого даже самого маленького корня,
Который бы ни ранил моих ступней

Och intet var det så liten en gren
Som icke tog ett stycke ur Hilla lillas ben

Не было такого даже самого маленького сучка,
который бы ни ранил ног маленькой Хиллы

Och när som vi kommo till första led
Min sorgbundna moder hon ståndar dervid

И когда мы прибыли к первым вратам
Моя опечаленная мать стояла там

Då ville min broder qvälja mig
Min moder hon ville bortsälja mig

Мой брат хотел задушить меня
Моя мать захотела продать меня

Så sålde de mig för en klocka ny
Hon hänger i Mariæ Kyrkeby

Так продали они меня за новый колокол
Который повесили в церкви Девы Марии

När moder min hörde den klockans klang
Hennes hjerta sönder i stycken sprang

Когда моя мать услышала бой колокола,
Её сердце разбилось на части

Stolts Hilla Lilla slöt sitt tal härmed
/Ingen vet min sorg utan Gud/
Så föll hon död ned för Drottningens knä
/Den lefver aldrig till, som jag kan klaga mina sorger/

Гордая Хилла Лилла закончила свой рассказ
/Никто не знает моей печали кроме Бога/
И упала мертвой на колени королевы
/Больше нет того, кому я могу пожаловаться на свои печали/

Еще в качестве уточнения: в той версии, которую исполняет Гармарна, выкинута часть куплетов - ниже сокращенная версия - она куда менее понятна, чем полная версия (из-за того, что часть куплетов отсутствует и логика из-за этого страдает).

Hilla Lilla sitter i kammaren sin
/Ingen vet min sorg utan Gud/
Hon fäller så mången tår uppå kind
/Den lefver aldrig till, som jag kan klaga mina sorger/

Хилла Лилла сидит в своей светлице
/Никто не знает моей печали кроме Бога/
Она пролила много слез
/Больше нет того, кому я могу пожаловаться на свои печали/

Brådt kom bud för drottningen in
Stolts Hilla Lilla syr så vildt i sömmen sin

Вскоре пришла королеве весть
Что гордая Хилла Лилла шьет диким швом

Drottningen axlade kappan blå
Så månde hon sig till stolts Hilla Lilla gå

Королева надела синюю мантию
Чтобы пойти к гордой Хилле Лилле

<...>

Nådiga Drottning I sätten Er här ner
Att jag må tälja mina sorger för Er

Милостивая королева, пока Вы здесь
Я могу рассказать свои печали Вам

<...>

Min Fader han höll mig så hederlig
En riddare dagligen tjänte mig

Мой отец держал меня в почете
Рыцарь ежедневно сопровождал меня

<...>

Och det var Hertig Hillebrand
Med honom så månde jag fly utaf land

И это был герцог Хиллебранд,
С кем я хотела бежать из страны

<...>

Och när som vi kommo i rosende lund
Där lyste Hertig Hillebrand vila en stund

И когда мы добрались до прекрасной рощи
Там светлый герцог Хиллебранд захотел отдохнуть

Han somnar en blund allt uti mitt sköt
Han sof där en sömn så ljuvlig och söt

Он заснул сразу, как только вышел из меня,
И спал так сладко и спокойно

Hillebrand Hillebrand sof inte nu
Jag hörer min Fader och mina Bröder sju

Хиллебранд, Хиллебранд не спи сейчас
Я слышу моего отца и семерых братьев

<...>

Jag hade ej förr utsagt dessa ord
Sju sår lade Hillebrand ned till jord

И как только я произнесла эти слова
Семь ран уложили Хиллебранда на землю

<...>

Min broder han tog mig vid guldgulan lock
Så binder han mig vid sadelknopp

Мой брат взял меня за золотые локоны
И привязал к своему седлу

<...>

Och när som vi kommo till första led
Min sorgbundna moder hon ståndar dervid

И когда мы прибыли к первым вратам
Моя опечаленная мать стояла там

Då ville min broder qvälja mig
Min moder hon ville bortsälja mig

Мой брат хотел задушить меня
Моя мать захотела продать меня

Så sålde de mig för en klocka ny
Hon hänger i Mariæ Kyrkeby

Так продали они меня за новый колокол
Который повесили в церкви Девы Марии

När moder min hörde den klockans klang
Hennes hjerta sönder i stycken sprang

Когда моя мать услышала бой колокола,
Её сердце разбилось на части

Stolts Hilla Lilla slöt sitt tal härmed
/Ingen vet min sorg utan Gud/
Så föll hon död ned för Drottningens knä
/Den lefver aldrig till, som jag kan klaga mina sorger/

Гордая Хилла Лилла закончила свой рассказ
/Никто не знает моей печали кроме Бога/
И упала мертвой на колени королевы
/Больше нет того, кому я могу пожаловаться на свои печали/


И еще одно в качестве послесловия... Часто слова Хильдебранда о том, чтобы Хилла не называла его по имени, толкуют как заклятие неуязвимости, что мол даже если он раны получает, то кровь всё равно не течет, а потом раны заживут. А если назвать по имени, то заклятие разрушится и раны откроются. Но мне почему-то это всегда виделось по-другому - не как заклятие, которое делает героя неуязвимым, а как что-то вроде берсеркерства - видимо, из-за скандинавской психологии... И кстати, в англоязычной версии Хильдебранд говорит, чтобы Хилла не называла его по имени, даже если увидит его кровь. То есть вполне возможно, что он и не надеялся выжить, а надеялся сражаться столько, на сколько его хватит, и спасти Хиллу, а она, назвав его по имени и воззвав к человеческим чувствам, разрушила то самое состояние ярости и боевого безумия, когда герой непобедим и продолжает битву, несмотря на полученные раны.
Tags: История, Легенды, Литература, Мастерская, Моё не-моё, Музыка, Переводы, Перепост, Сказка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments